Green Rin
Все безнадежно взрослые. Жаль.
Название: Кукла
Автор: Green Rin
Фэндом: Loveless
Персонажи: Нисей/Сеймей, Рицка, Соби - основные, каноничные в эпизодах. Ну и собственные тоже бегают.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Драма, Мистика, Экшн (action), Даркфик, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие
Размер: Миди
Описание: Представим мир без привычных нам Бойцов и Жертв. Герои - обычные люди. Ну, как обычные...
Мир криминала, где на крыльях тьмы порхают падшие души, их повелители, проводники. В центре этого хаоса маленькая золотая клетка, внутри которой дремлет ангел, неприкосновенный и бесценный. Распахнётся ли когда-нибудь эта клетка? Увидит ли ангел свободу? И если да, то хватит ли смелости взлететь? А может... просто должен кто-то помочь?
Посвящение: Особая благодарность солнышку Svetlanka*), которая оказала огромную помощь при создании этой работы. Моральная поддержка, суровая критика, интересные мысли, философские изыскания - за всё это ей огромное "СПАСИБО")))

Что-то неистово пищит в самое ухо. Противно, громко и бескомпромиссно. С тяжёлым вздохом Рицка разлепил глаза и застонал. Шея, спина, поясница, - всё ныло.

- Чёрт... – он нашёл себя скрючившимся на «кресле-мешке» у окна. Развалившись страницами вниз, у ног валялась книга, а лежащий рядом ноутбук издавал тихий гул, свидетельствуя о работе. Электронный будильник истошно вопил на столе, требуя внимания.

Чертыхаясь, Рицка поднялся на ноги и, чувствуя ноющие мольбы тела, уже предвкушал очередной дурной день.
Умыться, одеться, захватить сумку, чтобы уже после завтрака не возвращаться – обычные традиционные действия, превращающие утро в напоминание об однообразном цикле жизни. Хотя нет.

Маленькая, совсем новая поправка, лёгкий штрих к закостенелому ритуалу.

- С добрым утром, - Рицка чуть склоняется к столу и улыбается… кукле, - не скучай.
И выскакивает за дверь.

Да, вот так. С самого первого дня их знакомства. Глупость, не требующая оправдания у самого себя. Если никто не видит, то почему бы и нет? Сеймей подарил куклу, а Рицке решать, что с ней делать. Можно, конечно, было уподобиться брату и поставить её на полку, как сувенир. Но Рицка не захотел.
Смешно, но он почувствовал себя снова ребёнком, который верит, что все игрушки – живые, и лишь притворяются перед людьми. Скептик, привыкший искать научный подход к объяснениям любого действа, он начисто отверг любые попытки понять самого себя и эту неосознанную тягу к кукле. Глаза, что наблюдали за ним время от времени, сводили к мысли, что он возвращается в детство и верит. Верит во всякую чушь. Сказки.
Рицка ухмылялся своей не знающей границ фантазии, щёлкал пальцем по носу, возвращаясь в серые будни. Но, тем не менее, странный жест – сказать «доброе утро» кукле стал частью его самого.

Странная неосознанная тяга.
И если бы только «доброе утро».

Сеймей стал ещё более занятым, чем раньше. Он редко спускался обедать, часто вместо ужина срывался из дома «по делам». Теперь его можно было застать только в кабинете, роющемся в бумагах, разговаривающим по телефону. Даже Нисей, которому позволялось всё и всегда, остался «за бортом» и лишь тоскливо всматривался в спину удаляющейся от дома фигуре Аояги старшего. Тот хлопал дверцей машины и даже не оборачивался на дом. Такая чрезмерная увлечённость бизнесом явно не радовала Акаме, и он изливал весь негатив на Рицку, которого день ото дня сопровождал от школы и обратно. Как и было уговорено – пешком. Он много курил, язвил, хладнокровно игнорировал все замечания подростка, пилил ядовитым взглядом, чем разжигал в Рицке ещё большее недовольство очередным днём. И всё бы сносно, но только раньше по возвращению из школы можно было вылить эту бурю негодования на брата, заставить его прищучить нерадивого охранника, то теперь он был один на один со своими проблемами.

Хотя нет. Не один.

Он чуть ли не пинком открывал дверь, швырял сумку в стену и падал на стул. Прикладывался щекой к холодной поверхности стола и смотрел… на куклу. А потом говорил. Сначала обрывками, боясь показаться странным своему разуму, но потом смелее и больше. Изливал негодование и злость кусочку неживой материи, ухмылялся, вздыхал… Становилось легче. Выговаривался, словно на исповеди и успокаивался. Иногда слегка улыбался и говорил «спасибо». Кому? Неизвестно. Но не Сеймею точно.
Так текли дни. Один за другим, похожие, однообразные, меняясь только цветом деревьев за окном, бледностью солнца и зачастившими дождями. Все по старому, давно вымеренному пути.

Писк будильника. Встать, собраться, «доброе утро» и завтрак. Милое лицо Рин. Колкая ухмылка Нисея. Мимолётно мелькнувшая фигура брата. Хлопок дверцы машины, гул мотора, шелест шин. Усеянная опавшей листвой дорога в школу, очередная кривая улыбка Нисея, смех Юико, растерянные глаза Яёя…

***
- Привет, - Рицка уныло сел за стол и включил лампу, - сегодня просто завал. Придётся отложить чтение до лучших времён. Жаль. Книга намного лучше проклятых уроков. Ты бы со мной согласился, прочти хоть одну главу. Прости, наверное, это кощунство. Ты же не умеешь читать. Ох, и снова прости. Ты же не живой. А я - придурок.

***
- Ммм, сегодня дождь за окном. Это так успокаивающе. Дом становится намного уютнее, осознавая, как холодно и одиноко там, на улице. – Рицка раскинулся в кресле и наблюдал, как тяжёлые капли дождя разбиваются о стекло. – Ты ведь никогда не видел дождь? А хочешь увидеть?
Весело, смешно и наивно. Рицка переставляет коробку с куклой к окну, повернув лицом к улице. Хотелось ударить себя по носу, но взгляд снова зацепил глаза. Эти пронзительно голубые, словно драгоценные камни глаза, полные печали и одиночества. На короткий миг, совсем на секунду показалось, что они улыбнулись. Не возможно. Игра воображения.

Дождь сильнее застучал по окну.

- Да, ты, наверное, никогда и не знал, что там за окном есть ещё мир. А он есть, - голос мальчика стал совсем тихим, почти шёпот, - но ты в клетке, и не сможешь шагнуть. Только смотреть и мечтать, что когда-нибудь…

***
- Сей свалил на целый день, - тяжёлым мешком, Рицка упал на кровать. Матрас спружинил и легонько скрипнул. – И как всегда не предупредил, а мне снова торчать с этой язвой Нисеем. Кстати!
Парень резко сел на кровати и улыбнулся.
- Я узнал, что тебя зовут Соби. Красивое имя. Интересно, кто его придумал. – Рицка лёг на спину, предоставив взору холодный белый потолок. – И кто тебя создал. Такую необычную и красивую куклу. Жаль, я не девчонка, а то не отрывал бы от тебя глаз и всюду таскал с собой. Хотя то, что я с тобой разговариваю… Соби, интересно, почему я с тобой разговариваю?
Рицка перекатился на живот, зарыв лицо в подушке.

- Потому что я – придурок, - ответил он сам себе.

И если бы сейчас он посмотрел в сторону стола, там где на коробке, в своей неизменной позе сидела кукла, то он бы заметил… Совсем немного тепла на дне голубых озёр.

***
- Солнце, - Рицка потянулся у окна, - ты любишь солнце, Соби? Да, ты не знаешь. Ты же никогда не видел. Я покажу.

***
- Когда-нибудь я прибью этого Нисея! Что он мнит о себе! В конце-концов, он только охранник! – сумка летит в сторону стола, ударяется, вздрагивает стол. Падает навзничь будильник, а кукольная фигурка почти соскальзывает со своего импровизированного сидения. Упс! Стремительный прыжок, и ладонь спасает куклу от падения. – Прости.

***
- Надеюсь, ты не боишься щекотки, - парень улыбнулся, а лёгкая кисть прошлась по плечам куклы, стряхивая пыль. Аккуратно и нежно, словно не кукла, а ребёнок, живое существо. Грудь, торс, спина, руки, бёдра, голени, стопы. Влажным спонжем лицо, обводя скулы, подбородок, над бровями, разводя подушечкой пальцев шелковистые пряди волос. Маленькой щёточкой по их основной массе, расчёсывая пшеничное полотно, разглаживая и убирая пыль. И напоследок, чуть задержаться на голубых глазах, сегодня по-особенному тёплых. Невозможно. Но почему-то приятно, пусть и иллюзия.

***
- А сегодня снова дождь, Соби, - Рицка развалился на полу у окна. Маленькая кукла в полуметре на стопке книг. – Мне кажется, тебе он тоже нравится. Жаль, что ты только кукла. Ты не можешь ощутить прохладу его прикосновений. А стоять под дождём в одиночку – это безумие. Как и то, что я разговариваю с тобой.

***
- Мне кажется, или ты с кем-то постоянно разговариваешь? – невозмутимо, с долей ехидства, прожевав очередной кусочек ужина, спросил Нисей. Он как нарочно сидел напротив Рицки, не давая взгляду мальчика сбежать.
- Ты за мной следишь? – Рицка скрипнул зубами.
- Приглядываю, - улыбнулся брюнет, смакуя самодовольство.
- И когда в туалет хожу? – пытаясь уйти от провокации, как можно спокойнее продолжал Рицка.
- И когда душ принимаешь, - кивнул Нисей.
- Да ты..!!
- Перестаньте! – сидящая рядом с Рицкой девушка ударила ладонью по столу – Мы ужинаем, в конце-концов.
- Прости, Рин-сан, - Рицка опустил глаза в тарелку, в то время как Нисей лишь вяло ухмыльнулся.

Сегодня он был куда более раздражён, чем обычно. Сеймей уехал на встречу, к которой готовился последние пол года. Важный и в то же время опасный шаг. Договор, условия которого болезненно касаются двух не очень дружелюбных сторон. Две финансовые компании, владельцем одной из которых является Аояги, просто расчерчивают границы влияний на общей карте Японии. И никто не хочет оказаться в дураках, каждый желает свой лакомый кусочек. Проблема лишь в том, что за официальным договором, скрепленным печатью, рукопожатием, парой дружественных улыбок и похлопываний по плечу стоит тень незаконных махинаций, шпионажа, травли, запугивания, подкупа, и море крови. И короткий росчерк на белом листе лишь придаст законности половине этих действий в качестве платы за нарушение условий. А нарушения будут. Ещё больше, масштабнее, с обеих сторон. Таков бизнес. Ешь сам, если не хочешь быть съеденным. И эта незамысловатая игра уже началась. А Сеймей лишь махнул рукой, проигнорировав просьбу Нисея пойти с ним. Самоуверенный болван, не замечающий прицела на своём лбу.

- И всё-таки, с кем ты там болтаешь? – не унимался Акаме. Две пары раздражённых глаз обратились к нему вместо ответа. – Ну ладно, что вам! Мне просто интересно.

***
Он закурил.
Развалившись на столе поверх никчёмных бумаг, во тьме кабинета. Плотно задёрнутые шторы, захлопнута дверь, мучительная тишина. Внутри и снаружи. Слабый огонёк сигареты, глубокий вдох и выдох. Кажется, счёт пошёл на пачки.

Когда он успел стать комнатной шавкой? Унизительно. Неподобающе для того, кого и человеком то нельзя было назвать. Тень, что растворяется во мраке людских душ, питается им, сеет его. А какой-то мальчишка…

*трель звонка*

Да, вот этот самый мальчишка. Самодовольный и наглый.

*трель звонка*

Настолько, что не испугался смерти.

трель звонка*

Пришёл к дьяволу и накинул на него ошейник.

Щелчок.
- Слушаю, - вздохнул Нисей.
- Рицка, - прохрипел Сеймей.
- Жив-здоров, - как всегда иронизировал Акаме.
- Не о том, - скривился Сеймей и тяжло задышал в трубку.
- Спит, - улавливая уставший голос в трубке, Нисей поднялся на ноги.
- Рин?
- Была у себя, но не уверен, что спит. Сейме.. Сей?
Повесил трубку.

Что за..?

Где-то вдалеке послышался мягкий гул мотора, а вскоре и шины заскребли по гравию. Нисей подскочил к окну и раздвинул шторы: тёмное авто проскочило во внутренний двор. Рванул навстречу.

Они почти столкнулись лбами. Нисей распахнул дверь в кухне, фигура Сеймея налетела на него, чуть толкнула и устремилась прочь. Акаме непонимающе посмотрел ему в след, затем в сторону машины, около которой толпилось несколько человек охраны. Они боязливо переминались, о чём-то шептались. Ещё несколько машин стояли за воротами. Но сейчас Акаме не был в духе, чтобы выяснять прочие подробности, его волновал Сеймей. А потому он развернулся и дикой кошкой, что едва слышно касается пола, метнулся наверх.

Сеймей стоял у стола и нервно теребил в руках телефон. Тьма не позволяла увидеть его лицо, но какая-то нездоровая аура, что расползалась вокруг, выдавала его напряжение.

- Эй, - Нисей коснулся руки Сеймея и попытался развернуть его к себе лицом, - что такое?
Но Сеймей зло одёрнул руку и заскрипел зубами.
- Выродки, - голос дрожал, не смотря на всю злость, с какой была произнесена фраза, - возомнили себя царями…
- Сей! – Акаме схватился за плечи и уже с силой развернул его к себе. И тут рука в чём-то промокла. В чём-то, что Нисей бы мог отличить за милю только по запаху.
Он мгновенно щёлкнул по включателю лампы и развернул плафон. Левое предплечье пиджака бликовало мокрым пятном, Нисей поднял руку. Красная. Как и ожидалось.

Он сорвал пиджак. Несколько грубо, но он торопился. Рубашку. Всё плечо было в крови. В уже засыхающих корках и свежих ручьях, что струились к запястью, стекали с пальцев, вниз. Уже приличная лужица у ног. А лицо Сеймея отрешённое, злое и бледное. Акаме подхватил его на руки и поволок в ванную.

- Они сами… сами всё решили… подписали… приговор… - Сеймей шипел и злился, но Нисей чувствовал, как тот дрожит всем телом.
Тёплая вода зажурчала из душа, и тут же окрасилась в кроваво-ржавый цвет. Сеймей рвано задышал и впервые за всё это время посмотрел на Нисея.
- Прости, - прошептал он.
- За что? – Нисей оторвал взгляд от раны в руке и перевёл его на Сеймея.
- Что не слушал тебя, - ответил тот.
Акаме только вздохнул.
- Пуля?
- Наверное.
- Прошла на вылет, кость цела. Сейчас забинтую. Но будет болеть.
- Пусть, - Сеймей опёрся мокрым лбом в плечо своего охранника. Его ещё трясло, но шок уже отпускал и позволял дышать ровно.

***
- Что случилось? – Акаме заботливо накрыл Сеямея одеялом и сел рядом.
- Договор подписан, - Аояги чуть ближе подполз к брюнету, - и я не распознал подвоха.
- И?
- Они откуда-то знали про порт в Токио, и что я спонсировал Того, - Сеймей коснулся бинтов на плече, - и сам понимаешь.
- Решили вершить правосудие? – ухмыльнулся Акаме.
- Как видишь, - вздохнул Сеймей. – Знаешь, а я ведь хотел всё это закончить. И на договор согласился. Нет, я знал, что они никогда не проглотят свою гордость, это выше их сил, но надеялся. Они – столетние кланы, сборище прогнивших сливок. А я – выскочка из ниоткуда, подмявший под себя огромную корпорацию, лишь отброс. Но мне к чёрту всё это не нужно! Я только хотел… Рицка. Он даже не знает, как умерла наша мать. И никогда не узнает. И кем она была – тоже. Но я просто хотел воздать по заслугам, а Рицке дать счастливое будущее…
- Ты залез туда, где счастливого будущего быть просто не может, - хладнокровно и беспощадно.
- Я знаю! – перебил его Сеймей, - Знаю. Понял уже. Я заблуждался. Все последние пять лет играл не ту пьесу.
- Ты помнишь, как пришёл ко мне? – всё тот же пронзительно холодный взгляд, но неожиданно мягкая рука касается щеки Сеймея, подушечки пальцев щекочут кожу губ.
- Помню.
- Ты был полон амбиций. Не боялся смерти. Ты был готов идти по головам, и так как не мог терпеть вида крови, пришёл ко мне, чтобы я стал твоим клинком и резал и убивал для тебя. Ты не думал о гуманности, ты лишь хотел жить. Ты знал, что место под солнцем не даруется, его нужно завоёвывать.
- Помню, - прошептал Сеймей, касаясь губами кожи пальца. Лёгкий вздох. Нисей наклонился так близко, что очертил горячим дыханием щёку.
- Так перестань прятаться за этой лживой маской, что надел на себя. Перестань прикрываться Рицкой. Хватит держать его в клетке неведения. Это его дело – понять тебя или нет. Хватит играть в человечность. Хочешь жить – просто скажи. – Акаме чуть отстранился. Голодный и свирепый зверь.
- Убери их, - одними губами прошептал Сеймей, - всех, кто мне мешает.
Хищная улыбка расползлась по лицу Нисея. Он ещё раз наклонился, но лишь для того, чтобы коснуться бледных тонких губ.

- Никто не смеет проливать твою кровь, - бросил он перед тем, как скрыться за дверью.
- Рицка, - ласковым шёпотом над самым ухом, вырывая из сна, - Рицка.
Взлохмаченная голова выползает из объятий подушки, но глаза всё ещё закрыты, парень хватается за краешек сна.
- Рицка, - всё так же ласково, но более настойчиво, вместе с руками, ползущими под одеяло, - проснись.
Разгорячённое тело упрямо извивается и уходит от ладоней, желающих поймать и заполучить. Но это бесполезная игра, лишь тянется время. Сон уже разрушен, и остаётся сдаться на милость победителю.
- Ну что такое?.. – зло тянет Рицка и с большим усилием открывает глаза. Удивление. Склонившись над кроватью, совсем рядом, улыбающийся и довольный чем-то брат.
- Сей? – брови домиком. – Ты чего? Что случилось?
- Вставай, объясню по дороге! – Сеймей отползает на край, позволяя Рицке выпутаться из одеяла.
- По дороге? Мы куда-то едем? – парень вяло опускает ноги на пол, и случайно задевает взглядом будильник. Просыпается в секунду. – Сей, ты что, охренел?! Пять утра?!
- Досмотришь сны в машине! Давай живее! – Сеймей срывается с кровати, одаривая брата улыбкой. И только сейчас Рицка замечает, как странно тот одет. Джинсы, толстовка поверх футболки… Не пиджак, брюки и классический пуловер, ни костюм, ни рубашка. Рицка и не помнил, когда брат так в последний раз одевался. Всё непонятно и странно.
Парень несогласно зевает и плетётся вниз, глаза по привычке тянутся на кухню. Но Сеймей возникает совсем неожиданно, в спортивной куртке, вязаной шапке и с шарфом, хватает Рицку за руку и чуть ли не силком тащит в противоположную сторону.
- Что за шутки?! – Рицка начинает злиться.
- Потом! – Сеймей не разжимает хватки. Они оказываются у комнаты Рин.
- Сей?!
Толчок в дверь, перед глазами просторная комната, чистая и красивая. Но Рицка не успевает её разглядеть, так как Сеймей прикладывается рукой к стене и открывает едва заметную на первый взгляд дверь.

Они спускаются и поднимаются, несколько поворотов узкого коридора, и, наконец, свет. Улица. Рицка открывает рот от удивления, обнаружив кусок родного дома аж через несколько зданий. Мягкий шелест шин. Почти перед носом останавливается тёмно-вишнёвого цвета минивэн, с водительского сиденья выпрыгивает девушка с прямыми тёмными волосами. И Рицка удивляется ещё больше, узнавая лицо этой девушки.
- Рин-сан.. а где..
- Парик, Рицка, - улыбается девушка,- я очень люблю красные волосы. Сей!
Она бросает ключи от машины и мило улыбается.
- Не опоздайте к ужину!

Сеймей почти силком вталкивает Рицку в салон, а сам садится за руль. Поворот ключей, гул мотора, и они срываются с места так, словно за ними неустанно кто-то гонится. Рицка впервые видит, как брат водит машину, как уверенно ходит переключатель скоростей в его руке, а машина на большой скорости грациозно входит в повороты. Словно краешек подлинной картины проступил через слой грубой подделки.
Неужели?

- Так, может, теперь ты мне всё объяснишь? – Рицка рассматривает в окно унылые улицы, что так пустынны и глухи в столь ранний час.
- Пожалуй, - отвечает Сеймей и затихает на несколько секунд, чтобы потом снова продолжить, - я знаю, что твой день рождения завтра, Рицка. Но я боюсь, что у меня не получиться поздравить тебя завтра.
- Вот как, - почти безразлично замечает Рицка, - и что же ты задумал сделать СЕГОДНЯ?
- Я бросил все дела и сбежал из дома, чтобы провести этот день только с тобой. Я совсем недавно понял, что дарил тебе всё, но забывал о самом важном – я не дарил тебе себя. Звучит нелепо. Знаю. Но я вдруг понял, что ты – всё, что у меня есть, и что оценивал жизнь не по тем критериям.
- Как много пафосных слов, - бурчит Рицка.
- Мы можем вернуться, если хочешь, - Сеймей поднимает глаза в зеркало заднего вида.
- Нет, - в нём отражаются глаза Рицки, - уж даришь себя – так дари.
И лёгкая, немного ироничная улыбка.
- Я, кажется, давно не говорил, что люблю тебя, - Сеймей возвращается взглядом на дорогу, а руль плавно уходит в сторону.
- Ну не маленькие же, - ухмыляется Рицка, - я тоже тебя люблю, Сей.

***
- Накадзима-сан, - писклявый женский голосок в трубке, - к вам курьер с личным письмом.
- Пусть заходит, - полноватый мужчина отодвинулся от стола и развалился на кресле.
- Добрый день, - высокий темноволосый мужчина перешагнул порог и поклонился. Шурша тёмным плащом до середины бедра, направился прямиком к хозяину кабинета.
- Где письмо? – брезгливо бросил мужчина.
- Здесь, - брюнет хлопнул по левой стороне груди и приблизился вплотную.
- От кого? – нахмурился мужчина, явно не одобряя столь наглое проникновение в его личное пространство.
- От Аояги-сама, - улыбнулся брюнет, и прежде чем мужчина успел дёрнуть свою тушку, сильные ладони обхватили его лицо. Рывок. Хруст. В секунду вспотевшая голова безжизненно завалилась на бок. Чуть приоткрылся рот, выпуская тонкую ниточку слюны.
- Хорошего дня, - бросил брюнет, закрывая дверь, и улыбнулся секретарше. Девушка густо покраснела.

***
- Ух ты! – Рицка захлопнул дверь и обогнул машину. Осеннее утро щипало щёки, лёгкий пар кружил вокруг носа, но Рицка стоял как заворожённый и всматривался вдаль. Туда, где над тонкой полоской горизонта расходилось румяное зарево. Томилось в лёгких облаках и вплеталось отражением в гладь океана. Ветерок подхватил морскую соль и распылил по округе. Парень облизал иссохшие губы и слегка улыбнулся солёному привкусу. Беззвучно подошёл Сеймей и обхватил брата за плечи. Его острый подбородок уткнулся в тёмную макушку, а глаза туда же, куда и Рицка – в горизонт.
- Теперь ты понимаешь, почему мне пришлось будить тебя так рано?
Рицка не ответил, только глубоко вздохнул.
- Сей, отодвинься от меня. Люди не то подумают, – буркнул, наконец, Рицка.
- Люди? – Сеймей показательно оглянулся по сторонам. Кроме длинного шоссе в округе не было ничего.
- Дурак, - парнишка несильно ткнул брата локтем в живот. Сеймей засмеялся, и Рицка не смог сдержать улыбку в ответ.

***
- Ганджи, сколько можно ждать? – высокая девушка в платье стояла на крыльце.
- Да иду-иду! – широкоплечий мужчина, на ходу складывая какие-то бумаги в кейс, шёл по коридору. За ним в полном безмолвии шествовали двое охранников.
Дорогая иномарка подкатила к крыльцу, и вежливый водитель распахнул дверцу в салон. Девушка наигранно вздохнула и поддерживаемая водителем забралась внутрь. Мужчина, чертыхаясь, поспешил следом, кивнув на ходу охранникам. Только им понятный жест, и оба устремились к воротам, где их ждала собственная машина.
- Ты вечно всё делаешь в последний момент! Мы и так всегда и везде опаздываем! - девушка кипятилась и фыркала, расправляя пальцы с дорогим маникюром.
- Умолкни, - бросил мужчина, полностью погружённый в свои мысли. Погружённый настолько, чтобы не заметить, как щёлкнула блокировка дверей.
- Поехали уже! – прикрикнул на водителя и было разлёгся на сидении, как увидел направленный в его сторону холодный взгляд, а потом и дуло глушителя. Три едва слышных хлопка.
Девушка взвизгнула. Алые точки в мгновение стали расползаться на груди мужчины. Он упал на бок. Она взвизгнула ещё раз, после чего замолкла навеки. С тёмным пятнышком во лбу.
Машина тронулась с места.

***
Скрипнула тихонько дверь, а затем маленький колокольчик мелодично известил о прибытии новых гостей.
- Сей, ты уверен? – Рицка говорил шёпотом, чтобы не привлечь внимание и без того любопытную публику.
- И давно ты у меня стал таким трусишкой? – хихикнул Старший, подталкивая брата в помещение. Тот лишь возмущённо засопел, но всё-таки вошёл внутрь.

Маленькое кафе-закусочная на отшибе города. Рицка никогда не посещал подобных заведений. Если и приходилось обедать или ужинать вне дома, то это были проверенные кафе и рестораны. Да и то – только в компании Сеймея, которого иногда заносило тратить деньги на ветер. Теперь же перед глазами Рицки предстал совсем крошечный, хотя и уютный, уголок. Пахло пряностями и выпечкой.

Они сели за маленький столик у окна, и к ним почти сразу подошла девчушка не старше Рицки.
- Что будете заказывать? – улыбнулась она, заставив Рицку опешить и засмущаться.
- А что порекомендуете? – Сеймей стянул шарф и шапку, готовясь к будущей трапезе.
- Ммм, - задумалась девушка, - у нас пока только блинчики с джемом.
- Вот их и несите. Рицка! – Сеймей щёлкнул брата по носу, возвращая в реальность – Что пить будешь?
- А? что? Я? Чай! – растерялся Рицка и, последовав примеру брата, начал снимать верхнюю одежду. Девушка захихикала и убежала на кухню.

- Знаешь, почему мы пришли сюда? – Сеймей слегка вращал ладонь с чашкой, заставляя чай омывать её стенки.
- Нет, - совершенно искренне ответил Рицка.
- Я тут обедал, когда только устроился на работу.
- Ты? Тут? – удивился парень.
- А ты думал, что деньги и власть свалились на меня с рождения? – улыбнулся Сеймей.
- Нет, но…
- Хотя да, прости. Ты просто не помнишь то время. Мелкий ещё был. Карапуз. Под стол пешком, - захихикал старший Аояги.
- Сей!! – Рицка скривил губы. Не обижался, был смущён.
- Ладно-ладно, - улыбался Сеймей, - в любом случае, я провёл в этом месте много времени. Оно мне чем-то дорого. И хотя владельцы уже сменились, и официантов не было, всё равно тень прошлого касается меня здесь.
- Ты бы хотел вернуться в прошлое? – неожиданно серьёзно спросил Рицка.
- Нет, - задумчиво ответил Сеймей, и чуть погодя добавил, нацепив приторно лживую улыбку, - допивай чай и собирайся. Дальше у нас по расписанию – увеселительная программа!

***
Длинный коридор, усыпанный дверьми по обеим сторонам. Один в один, только номерки разные. И лишь одна дверь, как матка, среди пчелиного улья – по центру, шире и другого цвета. Её дверь.
Женщина гордо вышагивала по мягкому ковру, вслушивалась в мерное гудение «улья». Рабочий день в самом разгаре, множество дел и делишек, пролетевших через её владения принесут очередную прибыль. Много прибыли и власти. Она вожделенно облизнула губы, собирая свои «богатства» в голове, и не заметила, как перешагнула порог кабинета. Светлый и просторный, чем не царские покои? Приятная свежесть ударила в лицо. Всколыхнулась занавеска. Опять забыла закрыть окно. Покачала головой и сделала шаг. Всего один. Потому что на второй уже не хватило воздуха. Ледяное лезвие прошлось по горлу. Отчаянный всхлип и попытка вырваться. Но чьи-то очень крепкие руки держали и закрывали рот. Блузка быстро начала пропитываться кровью, из горла сочился булькающий хрип.
Мужчина вытер нож о плечо женщины и бросил безжизненное тело на пол. Переступил огромную лужу крови и направился к окну. Треснуло разбитое стекло под ногами, брюнет выскочил наружу.

***
Они сидели на одной из лавочек большого парка. Рицка доедал остатки мороженного, слушал брата и периодически чему-то с улыбкой кивал. Сеймей, откинувшись на спинку, о чём-то увлечённо говорил, улыбался, но при этом следил за всем, что происходит вокруг. Они уже успели посетить парк аттракционов и даже заглянули в зоопарк. И хоть Рицка поначалу противился, говоря, что это развлечение для маленьких детей, тем не менее, животные в клетках захватили его внимание. Может, он нашёл что-то забавное в этих милых мордашках, не осознающих обречённость своего положения. А может, осознал, что его клетка, в отличие от этих, имеет дверцу на волю. А может… может, поймал себя на мысли, что сам никогда не пытался выйти на волю.
- Сей, - парень зажал палочку от эскимо между зубами, - я тебе как обуза, да?
- Дурак ты, Рицка, - вздохнул Сеймей, - будь таковым, я бы давно тебя выбросил.
- Тогда зачем держишь?
- Чтоб скучно не было, - ироничная усмешка. А потом удар локтя в грудь и смех. Наверное, впервые в жизни – настоящий.

***
Серое пятиэтажное здание, ничем не приметное снаружи. Небольшая гостиница с приятным названием «Яблоневый сад». Холл, ресторанчик на втором этаже, гостиничные номера на третьем и четвёртом. На пятый этаж отдельная лестница и лифт. Но о них известно только избранным гостям и хозяевам заведения.
Дымная завеса. Красно-чёрные тона коридора и дверей. Смех. Грубый мужской и лёгкий женский. Музыка из некоторых номеров. А где-то жалобные стоны и пыхтение. Вздохи. Томные вскрики.

Маленькая девушка в кимоно семенит впереди, указывая путь. Мужчина в тёмном плаще идёт следом. Приличную сумму стоит номер на пятом этаже всего на час. Но ему хватит и нескольких минут. Девушка замирает около одной двери и разворачивается. Спереди её кимоно выглядит достаточно откровенно, ниспадая с одного плеча и обнажая бедро высоким разрезом.
- Господин, ваша комната, - девушка чуть наклоняет голову в поклоне. Мужчина оказывается запредельно близко, обнимая одним лишь дыханием.
- Передайте Камиру-сан, что Аояги-сама очень признателен, - шёпот выжигает душу, и девушка едва не теряет сознания от столь возбуждающего момента. Глаза мужчины опасно сверкают, он хищно улыбается и открывает дверь комнаты.

Девушка стряхивает со лба капельки пота и на ватных ногах возвращается назад в холл. Под звуки музыки и жаркие стоны, и под совсем новые – крики боли, всхлипы ужаса и страха.

***
Машина задержалась на светофоре, потом мягко тронулась, свернула в переулок и как-то незаметно оказалась в деловом районе. Сеймей заглушил двигатель и развернулся к брату. Лёгкая тень смятения и нерешительности.
- Что с тобой? – Рицка удивлённо ловит настроение брата.

А правда, что с ним? Неужели испугался? А главное чего. Правды.
Прекрасный день, что начался с улыбки Рицки, и хотелось бы, чтобы ею всё и закончилось. Но мир не так прост, душа человека – ещё сложнее. И кто знает, что будет через несколько минут. Возможно, кто-то захочет вернуться назад, в этот самый миг и зажать рот руками. Но он решил. Знал всегда, но не хватало какого-то маленького толчка. Нисей помог. Ладно, пути назад нет.
- Рицка.
- Что?
- Видишь вон то здание? – Сеймей кивнул куда-то через дорогу.
- Ну.
- Я там работаю, - ну вот он, первый шаг.
- Вау, - иронично вздохнул Рицка, разве что не развёл руками, - и с чего бы вдруг такая откровенность от тебя?
- Ну, тебе вроде как пятнадцать исполняется, думал, тебе пора бы задумываться о серьёзных вещах и всё прочее. Выползай. – старший Аояги резко открыл дверцу и выбрался наружу. Рицка с любопытством последовал за ним.
- Посмотри на название.
- Где?
- Вон, сбоку таблоид висит, - и Рицка поднял глаза в сторону огромной надписи, венчающей ребро многоэтажки. И тут же удивлённо подбросил брови.
- Так это же…
- Ага, значит, слышал? – Сеймей обошёл машину и направился к переходу, чтобы пересечь улицу.
- Ну, это достаточно крупная компания. Я много раз слышал это название, - Рицка послушно следовал за братом, - к тому же, если не ошибаюсь, они спонсируют нашу школу. Всякие экскурсии, летние лагери, путёвки, выставки..
- Как думаешь, зачем они это делают? – Сеймей странно улыбнулся, поравнявшись с Рицкой. Они почти перешли дорогу.
- Как и все – зарабатывают имя, устраивая мнимую благотворительность, - не долго думая ответил Рицка.
- Почему мнимую? Разве ваша школа не стала лучше с их помощью? – они почти оказались перед зданием компании.
- Ну, - потупился Рицка, - это, конечно так, но для таких крупных денежных воротил, несколько купюр в сторону одной школы…
- А ты знаешь, кто владеет этой корпорацией? – Сеймей направился к входу в здание.
- Нет. Сей! Ты что? Хочешь зайти? А разве можно вот так просто?! – Рицка взволнованно хлопал глазами, пытаясь сообразить любой предлог, лишь бы остановить брата.
- Я же сказал, что работаю здесь, - Сеймей улыбнулся и, ухватив Рицку под локоть, потащил внутрь.
- Но, Сей!! – Рицку буквально втолкнули в огромный светлый холл, где на него сразу уставилось с десяток внимательных глаз, не считая камер. Сеймей зашёл следом.
Но не успели они и шагу ступить, как с нескольких сторон их окружили охранники в строгих костюмах и с железными лицами.
- Пожалуйста, покиньте поме… - один из охранников вцепился в Рицкину руку, но тут же замер, как и остальные. Сеймей стащил шарф и шапку.
- Простите, Аояги-сан, - тут же отступили на шаг, освобождая путь, - не узнали.
- Что происходит? – возмутился Рицка, обернувшись к брату, явно непонимающий происходящего.
- Ты забыл спросить, кем я тут работаю, - улыбнулся Сеймей и, приобняв Рицку, продолжил движение в сторону огромного стеклянного лифта.
- Ну и кем? – буркнул парнишка.
- Директором, - вздохнул Сеймей и нажал кнопку лифта. Дверь мгновенно открылась, мелодично звякнув.
- Пойдём, - позвал Сеймей и потянул брата за руку. Рицка в некой прострации, ошалело глядя на Сеймея, зашёл в лифт.
- Кем? – через минуту хрипло переспросил Рицка.
- Я владелец этой компании, Рицка, - озадаченный первой реакцией брата, произнёс Сеймей.

***
Приятно шуршит галька под ногами. Предвечерние сумерки и лёгкий осенний ветерок. Мужчина льнёт к тени и растворяется в ней. Совсем рядом проходит кто-то из охраны, но он не замечает ничего странного, минует тень и исчезает за углом дома. Язык касается пересохших губ, взгляд – маленьких окон. Ему ничего не стоит стать тенью этого дома и расползтись по внутренним закоулкам, найти и поглотить. Так он и делает. В несколько кошачьих шажков, парой поворотов ловких рук у замка, одной хищной улыбкой.

Женщина испуганно пятится назад, прижимая лицом к себе маленькую девочку и со всей силы закрывая её уши. Рот открывается в беззвучном крике, из глаз вырываются слёзы. Стоящий в двух метрах от неё муж оседает на пол. Почти беззвучно, словно мешок с ватой. Ручьи крови мгновенно вырываются из дырок в голове и сердце, заволакивают пол вокруг бордовой жижей. Высокий брюнет, сжимая в руках пистолет с глушителем, бросает хладнокровный взгляд в сторону женщины. Мольба. Страх. Тягучие секунды ожидания приговора. Рука с оружием поднимается вверх. Женщина закрывает глаза, и, наверное, впервые в жизни молится богу. Секунда. Две. Три. Когда вновь распахивает веки – в комнате пусто. Только холодящий ужас и безжизненное тело.
Лифт плавно и бесшумно поднимается вверх. Кажется, время обернулось в резину, медленно тянется, нагнетая напряжение. Они оба молчат. Разными мыслями, но об одном. И когда кабина замирает, с мелодичным сигналом, и когда двери расходятся, открывая взору просторный светлый холл. И даже когда проходят мимо секретаря за вычурным полукруглым столом, молчание удерживает их в объятиях. Девушка приподнимается с места, но взмахом руки, Сеймей усаживает её обратно.
Пересекая черту кабинета, он оглядывается назад, и коротко бросает:
- Чаю.

Кабинет оказывается очень большим. Последний этаж, панорамный вид из окон, которые окружают помещение почти со всех сторон. Солнце садится, вечерние сумерки. Город зажигает огни, открывая взору свою вторую сущность. Словно срывая маску и обличая своё настоящее. День открытий. День разоблачений. Странный день.

- С утра я увидел рассвет. - Рицка начинает говорить неожиданно, подойдя к одному из окон почти вплотную. Его голос странно спокоен и тих, отчего Сеймей чувствует большее напряжение. – А теперь, ты показываешь мне закат. С высоты этого этажа, я вижу всё как на ладони. Сколько?
- Шестнадцать, - Сеймей не сводит с брата глаз и нервно сглатывает.
- Нет, - парень покачивает головой, - сколько ты собирался скрывать?
Сеймей тревожно вздыхает перед ответом. Но его прерывают. С щелчком ручки открывается дверь, являя за собой девушку с подносом.
- Ваш чай, Аояги-сан, - не заглядываясь по сторонам, она идёт к столу. Уверенными шажками пересекает пространство, составляет чашки, чуть оборачивается, чтобы выказать уважение и что-то спросить.
- Ничего не нужно, Ютами, - Сеймей прерывает её действия, - считай, что меня сегодня тут нет.
Девушка с пониманием смотрит на директора, чуть склоняет голову и выходит из кабинета. И снова неловкое молчание.
- Ну и что ты замолчал? – засунув руки в карманы, Рицка развернулся к брату. – Десять минут назад болтал без умолку, а тут вдруг дар речи потерял. Как будто тайну вселенной мне открыл.
Парень осмелел и с лёгкой иронией на лице потянулся за чашкой.
- Я догадывался, что дом, машины, охрана, обслуга, дорогие вещи и прочее не доступны простому менеджеру какой-нибудь средней фирмы. Я думал о чём-то подобном, - Рицка образно обвёл пальцем помещение, - но не решался подумать, что организация настолько крупна и известна. Теперь мне понятно, почему наша школа «под крылом».
- Рицка, я не..
- Успокойся, - парень поднял на брата взгляд, - я не злюсь.

Сеймей глубоко вздохнул и, подойдя к Рицке, прислонился к столу. Действительно, Рицка не маленький, чтобы не заметить таких простых вещей. И всё бы хорошо, и улыбнуться бы с лёгкостью в ответ, обнять, потрепать по макушке.. Но взгляд, немного уставший и тяжёлый буравил пол.
Это только одна сторона дела. Жизни. Обёртка, которую можно не бояться показать, покрутить в пальцах. Но она не стоит ничего. Она так же фальшива, как и тот кусочек мира, что отразиться на улыбке Сеймея через несколько секунд, когда она посмотрит на Рицку. Стоит ли ему знать большее? Как поведёт он себя тогда? Что скажет? Возненавидит? Поймёт? Промолчит? Убежит?..

- Это всё? – Рицка отпил из чашки пару глотков и поставил её обратно на поднос. – Всё, что ты таил и хотел рассказать?

Мгновение из пары секунд, треск собственной души. Нет. Нельзя. Не Рицку.

- Да, - невозмутимая и лёгкая улыбка, Сеймей притянул Рицку к себе и обнял. Не отдаст. Не Рицку.
- Сей, ты чего? – обеспокоился парень, пытаясь уйти из столь смущающего положения. – Ты сегодня сам не свой. Словно впервые в жизни родился, а завтра – умирать!
Сеймей на секунду перестал дышать.
- Сей! – Рицка таки вырвался из кольца рук. – Я устал, может домой? И Рин-сан ждёт к ужину.
- Да. Точно, - как-то рассеянно кивнул Сеймей и попытался улыбнуться.

Солнце почти село. Последние алые, почти кровавые всполохи тонули в облаках на горизонте. День сменяла ночь, но город жил по своим собственным законам. Тысячи фальшивых «солнц» светило на каждом шагу, обличая «душу» города. Грязную, продажную шлюху, с большими запросами и пустотой в голове.
***

Домой ехали не спеша. Сеймей не гнал машину и словно тянул время. Будто бы за порогом дома всё снова исказиться, исчезнет эта дымка счастья, что окутала его сегодня. Он всю дорогу молчал и лишь изредка поднимал глаза на зеркало, чтобы посмотреть на Рицку. Тот был спокоен, и, может быть, впервые за последнее время не хмурил брови.
Руль плавно уходил в стороны, гудел мотор, свет фонарей бросался в лицо. Рицка сообразительный и благоразумный, он сам найдёт со временем эту «оборотную» часть жизни. Сам поймёт и решит, что делать. Но не сегодня, не сейчас, когда иллюзия мира так близка и лучезарна. Пусть пьёт этот покой сколько даст судьба, а Сеймей с ней договорится. Продаст душу ещё раз – не жаль. За улыбку Рицки – всё, что угодно.
- Ты там не уснул? – двойной сигнал клаксона перед воротами.
- Нет, - Рицка чуть потянулся на сидении, - но устал.
- Уже почти дома, - Сеймей скинул шапку и запустил руку в волосы. Немного отдыха не помешает и ему. Чёртовая охрана, не собирается шевелиться. Ещё двойной сигнал, но ворота недвижимы. – Чёрт знает кому платишь деньги.
Сеймей сдвинул брови и полез в бардачок. Что-то извлёк оттуда, а потом вышел из машины. Карта-ключ для ручного открывания скользит в специальной выемке. Маленький красный огонёк на замочной коробке сменяется на синий, писк, щелчок. Массивные двери медленно расходятся в стороны. Водитель возвращается в салон, машина трогается, и галька приятно шуршит под колёсами. Дома.

Старший Аояги окидывает здание взглядом, замечая свет только на кухне. Печальная усмешка на губах. В таком большом доме должно быть больше жизни, чем там есть сейчас.
- Иди, я только машину поставлю, - останавливается у самого входа.
- А почему это не могут сделать кто-то из твоих охранников? – иронично замечает Рицка, открывая дверь. – Я же теперь знаю, можешь их не прятать от меня.
Сеймей улыбается. Рицка тот ещё зверёк. Подрастёт и сам кого хочешь съест.
- Мне не трудно и самому, - отвечает уже пустоте. Рицка, стягивая шапку с головы, идёт в дом.

Машина отправляется в гараж. И снова Сеймея встречает пустота. Белый свет фонарей обволакивает помещения, бликует от глянцевых поверхностей машин. Тишина. Ни одной живой души. Неприятное чувство защекотало сознание, какая-то настороженность, а может, просто усталость играет. Можно спуститься по тайной лесенке вниз, где расположен весь охранный пост, отчитать персонал за нерасторопность, отлынивание от дел, когда хозяина нет дома, испортить настроение себе и людям. Но к чёрту. Не сегодня. Рицка ждёт.
И Сеймей выходит из гаража, по каменной дорожке ко входу со двора. Инстинктивно пробегается глазами по известным только ему точкам и рельефам дома. Камеры. И снова это неприятное чувство. Только чуть сильнее, почти пугающе. Огоньки камер, что всегда видны только в ночи.. не горят.

Он распахивает дверь и тут же бегает глазами по просторной кухне.
- Рин, я дома! – громко, с надеждой услышать ответ как можно скорее, чтобы выбросить все мутные мысли из головы. – Рин!
Что-то булькает на плите и шипит. Гневно. Но это не то, что хочет он услышать.
- Рин, у тебя тут всё кипит! – почти выкрикивает, прислушивается. Ноги ведут сами, к плите, чтобы прекратить эти противные звуки.

Тонкая прядь красных волос, как случайно оброненная нитка на белом кафельном полу, проступила из-за тумбы по центру кухни. Шаг. Ещё прядь. Два. Почти копна волос. Три. Сеймей давится вздохом. Рин.
Длинные красные волосы тонут в красной воде, словно пьют её, живут в ней. Безобразные полосы рвут белый фартук и светлую рубашку под ним. Бледные тонкие губы, прикрытые глаза, нож в полуразжатой руке. Ты сопротивлялась, Рин. Ты молодец. Грохот откуда-то сверху. Панический ужас и мгновенное осознание своей беспомощности и ничтожности.

Рицка.

- Рицка!! – почти хрипит Сеймей и без раздумий кидается на верхний этаж.
***

- Рин-сан, мы вернулись, - бросает Рицка в сторону кухни, откуда доносится приятный аромат еды, а сам поднимается наверх. Он несколько растерян в своих желаниях. С одной стороны, запереться у себя, дать волю мыслям, и во всём разобраться. С другой стороны, Сей сегодня впервые ведёт себя, как настоящий брат, и стоит ценить каждое мгновение дня, ведь нет гарантий, что это когда-нибудь повторится. Тем более теперь, когда Рицка знает, чем зарабатывает на жизнь его брат, кем он является, что тянет на себе. Лёгкая улыбка задевает лицо. Кто мог подумать, что Сей – такая важная шишка? А с Рицкой он совсем обычный человек, простой в мыслях и желаниях.

- Привет, - Рицка открывает дверь комнаты и улыбается в полутьме, - надеюсь, ты не очень скучал.
Несколько шагов в сторону стола, чтобы включить настольную лампу. Шорох. Едва заметное движение тени на стене.
- Сей? – оборачивается Рицка. И замирает.

Высокая тёмная фигура. Рука. Пистолет, направленный прямо в лицо.

В глазах горячо, и нет времени на вздох. Тело делает шаг назад. Всё.
Треск. Грохот.
Всполох. Светлый всполох перед глазами. Слёзы сами вырываются из глаз, удушливый всхлип. Темнота. Секунда. Две.
Три.
Слёзы катятся по щекам, тело исходится нервной судорогой. Боли нет.
Четыре.
И тьма не тьма. Несколько взмахов ресниц, слёзная пелена расходится. Перед ним спина. Огромная и тёмная, укрывающая взгляд от всего.
Пять.

Снова светлый всполох. Движение. Почти незаметное. Удар чего-то тяжёлого о пол. Пистолет. Фигура перед ним чуть изворачивается боком, и Рицка видит зажатого в его руках нападавшего. Всполох. Обрывки движений. Хруст. Тёмная фигура грузным мешком падает на пол. Рицка ошалело смотрит перед собой, но ноги уже тянут тело прочь. Как вдруг…
Что-то сильно ухватывает мальчика за плечи. Стальная болезненная хватка, рывок назад. Рицка почти падает, а перед глазами тёмная рука и отблеск луны на стальном лезвии. И снова нет времени на вздох. Закрыть глаза.

И снова всполох. Светлый. Обдаёт теплом. Снова всё замирает на доли секунды. Потом что-то тёплое падает на щёку. И ещё. И ещё… Рицка распахивает глаза, и новый шок. Лезвие совсем рядом, едва не касается носа. Чья-то рука удерживает движение, пропустив нож через мякоть ладони. Кровь струится по лезвию. Дурно. Не с ним. Не здесь. Не он. Сон. Что угодно.

Глаза поднимаются наверх. Кто?
Замирают. Как и душа. Как и сердце. Сознание беснуется.
Светлые пшеничные волосы чуть ниже плеч. Узкое выразительное лицо. Ни капли сомнения и страха в глубоких голубых глазах.
Не возможно.

И снова движение. Мимолётное. Тело Рицки выхватывают, отталкивают. Но он уже не смотрит, не понимает, как не живой. И совершенно случайно – взгляд на стол. Пусто. Коробка от куклы на полу. Пусто. Взгляд вперёд – две фигуры в ночном свете. И одна из них…
Не перепутать. Даже ночью, даже в полутьме. Не спутать этих глаз ни с чьими другими.

Снова движение. Откуда-то извне. Дверь распахивается, и комната наполняется тьмой. Вернее людьми, что так стремятся с нею слиться.
Рицка издаёт испуганный всхлип. Тьма надвигается. Почему? За что?!

И снова всполох. И снова тепло. Оно загораживает собой, оттесняя в безопасный угол комнаты.
- Не бойся, - тихий бархатный шёпот. Такой мягкий и успокаивающий.

И снова движение. Резкое. Сильное. Неуловимый танец смерти. Рицка вжался в угол. Он бы мечтал не видеть, но глаза словно приросли к этому светлому пятну в центре комнаты.

Взмах. Удар. Поворот. Удар. Треск. Вскрик. Удар. Падение.

Один за другим. Почти мгновенно. Безобразно. Страшно. Насмерть. Тела, ножи, клинки, оружие – всё сыпалось на пол с противным звоном, отдавалось в голове набатом, мутило и травило ядом. И только светлый всполох волос, словно бабочка изящно порхал из стороны в сторону. Неуловимо. Красиво. Опасно.

- Рицка! – откуда-то издалека голос. Сей?
- Рицка!! – ещё громче. Потом грохот, треск, что-то бьётся, глухие удары.
- Сей!! – открывает рот в крике, а сыплется едва слышный шёпот. Рицка срывается с места, летит к двери. Но его мгновенно перехватывают. Что?!
Испуганный взгляд вверх. Потерянность. Луна едва касается лица человека, но его глаза видны супротив всем законам. Спокойные и пронзительные, уверенные и тёплые.
- Но там же Сей… - шепчет Рицка, и слёзы льются по щекам.

А потом распахивается дверь. Нет, почти вылетает, срываясь с петель от сильного удара. Ещё чья-то высокая тёмная фигура. Рицка врастает в пол. Неужели снова?!
- Живой, - неожиданно произносит фигура голосом Нисея. А потом кто-то выскакивает из-за его спины, несётся к Рицке, хватает и вжимает в себя.
- Сей… - трясущиеся руки обнимают брата, лицо вжимается в шею, пытаясь скрыть слёзы. Но голос Рицки дрожит, выдавая слабость, - Сей… Сей… что это? Кто? Зачем? Почему? Чего им надо? Рин? Где Рин? Она же там была.. Внизу. Сей? Сей…
***

А дальше, словно в бреду. Кто-то подхватил его на руки. Лицо Сеймея. Рука, стирающая кровь с щеки. Светлые длинные пряди, касающиеся лба. Омут озёр. Тёплые заботливые руки. Блики света со всех сторон. Движение. Куда-то несут. Голоса. Стук дверей. Шум мотора. Снова голоса. Виноватая улыбка брата. Его запах. Стук сердца. Гул. Мелькание света. Тепло. Чьё-то заботливое касание щеки. Темнота. Всепоглощающая, вязкая жижа.

@темы: фанфик, особое и нечто иное, лавлесс