Green Rin
Все безнадежно взрослые. Жаль.
Название: Кукла
Автор: Green Rin
Фэндом: Loveless
Персонажи: Нисей/Сеймей, Рицка, Соби - основные, каноничные в эпизодах. Ну и собственные тоже бегают.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Драма, Мистика, Экшн (action), Даркфик, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие
Размер: Миди
Описание: Представим мир без привычных нам Бойцов и Жертв. Герои - обычные люди. Ну, как обычные...
Мир криминала, где на крыльях тьмы порхают падшие души, их повелители, проводники. В центре этого хаоса маленькая золотая клетка, внутри которой дремлет ангел, неприкосновенный и бесценный. Распахнётся ли когда-нибудь эта клетка? Увидит ли ангел свободу? И если да, то хватит ли смелости взлететь? А может... просто должен кто-то помочь?
Посвящение: Особая благодарность солнышку Svetlanka*), которая оказала огромную помощь при создании этой работы. Моральная поддержка, суровая критика, интересные мысли, философские изыскания - за всё это ей огромное "СПАСИБО")))

ficbook.net/readfic/160661

У куклы нет души. У нее нет чувств. Ею играют. Недолго, но зато для нее делают все: покупают аксессуары, одежду, домики... ее холят и лелеют. Но она этого не чувствует. Ей все равно. Она просто раба. А потом кукла надоедает. Хочется другую: более новую, более красивую. Куклу выбрасывают. Она больше не нужна. Она никому не нужна. Но она снова не почувствует боли. Не почувствует, как ее сердце разбивается на сотни тысяч осколков. Ей все равно...

Неизвестный автор.



Пролог.
POV Рицка.
Мне было что-то около пяти лет, когда ушла мама. Я плохо помню то время, но точно знаю, что не испытал никакого шока, когда брат мне об этом сказал. Брат. Да, у меня есть брат с прекрасным именем Сеймей. Именно благодаря ему моё детство не было покрыто вуалью траура и горя. Он заменил отца и мать, влившись в образ заботливого опекуна настолько, что вся его жизнь, казалось, сосредоточилась на мне. Я был безмерно благодарен, но порой испытывал муки совести, что мешаю Сеймею жить собственной жизнью. Но он только улыбался и теребил меня за волосы, называя «глупым котёнком».
Я очень его любил. Но больше, наверное, я его уважал. С возрастом, чувство любви и привязанности к брату в свете многих событий поблекло. Но я до сих пор уважаю его и не устану благодарить за то, как потекла моя жизнь под его чутким надзором, как она сменила русло, как обрела свободу в океане мироздания. За то, что я нашёл себя. И нашёл… Нет, пожалуй, я расскажу с самого начала.
Всё началось с того, что однажды, укладывая меня спать, Сеймей рассказал очень забавную детскую сказку. В ней говорилось о необычайных созданиях, которые жили в волшебной стране. Это были красивые куклы, с по-человечески живыми глазами, которые могли превращаться в людей, по просьбе их хозяина. Чудесные создания были очень похожи на человека, но внутри они были пусты. Человек, заполучивший такую куклу, дарил ей капельку своей души, этим она и жила. Душой хозяина и его чувствами. Созданные неизвестным мастером, обретшие своего владельца куклы, служили последнему, беспрекословно даря свою жизнь. Прекрасные гениальные творения. Меня очаровала эта сказка, но больше всего заинтриговал конец. Сеймей сказал, что у этих созданий есть легенда, будто хозяин, подаривший кукле искреннюю любовь, может обернуть её в человека. Поэтому каждая кукла больше всего на свете хочет услужить своему хозяину и стать любимой.
Я не спал много ночей, размышляя об услышанном, пытался представить этот волшебный мир, перенести себя в него. Я был ребёнком, и загадочная история меня пленила. Я не играл в куклы, но проходя мимо магазинов игрушек, обязательно заглядывал в глаза, стоящим за витринами, неживым девочкам и мальчикам. Некоторые взрослые умилённо смотрели на меня, вгоняя в краску, но они совершенно не понимали, что занят я не простым разглядыванием лиц. Нет. Я искал эти, по-человечески живые глаза.

***
Три звонких удара в дверь, и, не дожидаясь ответа, пружинистый поворот ручки и скрип петель. На пороге комнаты возник темноволосый мальчик лет четырнадцати, красиво и стройно сложенный, с глазами, преисполненными взрослой рассудительности.
- Рицка, я же просил, - Сеймей недовольно шикнул в сторону вошедшего брата, и тут же вернулся к телефонному разговору, - я всё понял. Приеду, разберусь. Ничего не предпринимайте…
Мальчик, пропустив замечание брата мимо ушей, уверенными шагами пересёк комнату и приземлился на небольшой гостевой диванчик. Рабочий кабинет Сеймея не многим отличался от простой комнаты, за исключением огромного книжного шкафа, доверху набитого книгами на любую тематику и различного рода сувенирами, а так же огромного письменного стола, на котором всегда гуляет ураган, разбрасывая бумаги, папки и прочую канцелярию в разные стороны. Хаос одним словом. Сеймей, прислонившись спиной к рабочему креслу, и поворачивая его из стороны в сторону, разговаривал по телефону.
Рицка никогда не влезал в дела старшего брата, и честно говоря, с трудом знал, чем тот занимается. Они жили в большом уютном доме, куда переехали через пять лет после смерти матери. Сеймей ушёл в работу с головой, чтобы маленький Рицка не чувствовал ни в чём нужды. Почти за десять лет он сумел обустроить дела в лучшем виде и пробиться в начальство. Вот только куда именно и в какой сфере – оставалось загадкой. Сеймей старательно отгораживал Рицку от своей работы, в том числе и просьбами не вламываться в его кабинет без разрешения, без стука, да и вообще желательно не заходить. Мальчик старался выполнять просьбы, но иногда бывало очень нужно, до невозможного необходимо. И тогда Рицка, без зазрения совести, просто заходил. Не забыв постучаться, конечно.
- Ну, сколько можно? - начал Сеймей, отключив сотовый и кинув на брата сердитый взгляд. - Мне замок на дверь ставить?
Рицка подобрал на диванчик ноги, перевёл взгляд на брата и улыбнулся. Маленькие ушки игриво дёрнулись, добавляя и без того милому выражению лица ещё больше довольного блеска.
- Ты мне кое-что обещал, - уверенно произнёс мальчик, - пришёл забрать.
- Какой ты однако, - Сеймей ухмыльнулся и отвернулся от брата. Эти обезоруживающие улыбки могли подействовать на кого угодно, но только не на него. Замечательная техника, но только не против того, кто знает тебя всю жизнь.
Улыбка соскользнула с лица Рицки. Очередная неудача, мальчик сбросил лик детской непринуждённости и совершено серьёзным голосом спросил:
- Какой?
- Не подобрать слова, - парень поднялся с кресла и зашагал к книжному шкафу, - временно назову - дотошный. Но это не совсем верно.
Рука Сеймея распахнула стеклянную створку и начала бегать по разноцветным корочкам, ища нужную. Тем временем Рицка поднялся с дивана и прошмыгнул за рабочий стол. Усевшись в кресле Сеймея поудобнее, он окинул комнату орлиным взглядом.
- У тебя скучный кабинет, - изрёк он, закончив осмотр. Сеймей обернулся, нахмурив брови. Хотел выругаться, но только улыбнулся от вида гордо восседающего на его кресле младшего брата. Букашка на вершине сосны.
- Это мой кабинет, - Сеймей вернулся к поискам, - и мне он таковым не кажется.
- Я бы добавил сюда немного ярких красок, - видом специалиста продолжал Рицка, - повесил бы фотографии на стену, маленький столик с аквариумом, какую-нибудь весёлую лампу на стол, а не эту…
Мальчик наклонился к столу, пытаясь высвободить основание настольной лампы от горы бумаг, как рука натолкнулась на нечто неожиданное. Рицка сгрёб последний лист в сторону и уставился на небольшую коробку. Высотой сантиметров в тридцать и десять толщиной, из плотного чёрного пластика, с прозрачной лицевой стенкой, очерченной по периметру золотой каймой, она хранила в себе нечто совершенно не вписывающееся в обыденность этого рабочего стола.
На тёмно-синем бархате лежала кукла.
Рицка распахнул глаза от удивления. Длинные пшеничные волосы обрамляли мраморно-белое лицо, изящно выточенные скулы и острый подбородок делали его не по-земному прекрасным. Длинная шея грациозно сидела на широких плечах, завершаясь аккуратной ямочкой и длинными выпирающими ключицами. Тонкие руки были протянуты вдоль стройного тела, длинные пальцы ладоней были зарыты в бархат. Узкие бёдра, длинные ноги, босые ровные стопы. Кукла была одета в тёмные брюки и майку, облегающие всё его тело.
- Ч-что это? – не отрывая взгляда от находки, спросил Рицка. Разница в тоне голоса заставила Сеймея обернуться мгновенно. Увидев коробку в руках брата, он замешкался, подбирая нужные слова.
- Кукла, - наконец изрёк он, вытащил нужную книгу и захлопнул шкаф.
- Вижу, что не плюшевый медведь, - Рицка с любопытством рассматривал коробку и её содержимое, - для чего она тебе?
- Так, вот твоя книга, а теперь выматывайся. Мне нужно работать. – Сеймей навис над братом и уронил книгу на стол. – Это сувенирная кукла, положи на место. И брысь.
- Вечно ты такой, – Рицка насупился и сполз с кресла, прихватив книгу, – ужинать один будешь.
Сеймей фыркнул в сторону и проводил взглядом брата до двери. Иногда этот чертёнок сует нос не в свои дела. Но для его же безопасности лучше прищемить нос. Парень сел на кресло и взял в руки коробку. Красивая кукла. Уникальная работа. Гениальный мастер.

Рицка шёл по коридору в свою комнату, из головы никак не выходила эта кукла. Книга, которую Сеймей достал с большим трудом, только ему известным способом, была уже забыта, брошена на задворки сознания. И Рицка никак не мог понять почему. Возможно, виной тому были глаза куклы, что смотрели на Рицку по-человечески живым взглядом.
Утро оставляло желать лучшего. Рицка едва разлепил глаза, нехотя возвращаясь из мира сна. Вчера в порыве злости на брата он заперся у себя в комнате и сел читать. И хоть мысли были далеко, к пятой странице книги, Рицка уже забылся и вовсю пожирал глазами маленькие печатные буквы. Книга действительно стоила себя и ночи без сна. Только под утро, когда веки уже отказывались держаться, Рицка позволил себе упасть в кровать. А теперь пожинал плоды своей библиофильской жадности.
- Завтрак! – молоденькая девушка с рыжими волосами улыбнулась и поставила перед Рицкой тарелку с едой.
- Не хочу, - мальчик отодвинул тарелку и прислонился щекой к поверхности стола, закрыв глаза. Девушка вздохнула, убрала тарелку и поставила перед мальчиком чашку.
- Снова читал всю ночь?
- Угу… - протянул Рицка.
- Это вредно, Рицка-кун, - девушка достала из кармана заколку и начала убирать волосы в пучок, - если ваш брат узнает, то будет недовольным.
- Ну, ты же ему не скажешь, Рин-сан? – Рицка открыл глаза и с надеждой посмотрел на девушку.
- Что же с вами всеми поделать. - вздохнула девушка и принялась за готовку. – Выпей чай, взбодрит. И собирайся, иначе опоздаешь в школу.
- Угу, - снова промычал Рицка.
***
- Ну нет! – мальчик сердито топнул ногой, - Я пойду пешком! Сам! Я не маленький! Мне скоро 15 уже будет!
- Да-да, мистер взрослый, - высокий черноволосый парень распахнул заднюю дверцу машины и в ожидании курил, - всё знаю, но с этими вопросами не ко мне.
Что же это за утро. Мальчик сердито вдыхал и выдыхал воздух, пытаясь проткнуть парня своим взглядом и заставить его исчезнуть с глаз долой.
- Мы опаздываем, - брюнет потушил сигарету и взглянул на ручные часы.
Бесполезно. Как и разговор с Сеймеем, чтобы его перестали так опекать. С самого начала это было странным. В конце-концов, он живёт в двадцати минутах от учебного заведения и с удовольствием прошёлся бы пешком с друзьями. Но у Сеймея свои мысли на этот счёт. Рицку это раздражало, он никогда не считал себя кем-то очень важным, чтобы разъезжать на представительских машинах по городу, и уж тем более в школу. Наоборот, он хотел меньше выделяться и жить обычной жизнью. А ещё иметь много друзей.
« - Рицка, ты меня извини, но это для твоей безопасности!
- Что ещё за ерунда, Сеймей!
- Послушай, мы достаточно обеспеченная семья. А знаешь, сколько всего происходит с такими как мы?
- …
- Рицка, ну пожалуйста. Я не могу быть всё время рядом, и мне страшно представить, что может случиться, если ты будешь один!
- Да что может случиться?!
- Да что угодно…»
Но именно поэтому друзей у Рицки практически нет. Ребята сторонились его с первого дня, о чём-то шептались за спинами. А когда выяснилось, что Рицка ещё и не по годам умён и сообразителен, то и вовсе старались разбежаться раньше, чем тот появлялся на их пути. Одна только странная девочка Юико и таскающийся за ней по всюду мальчик Яёи каким-то чудом признали в Рицке хорошего парня. И вот хотя бы сними было бы гораздо приятней пройтись до школы, нежели пилить взглядом потолок салона авто.
Но кто с ним считается?
Фыркнув, Рицка поспешил залезть в машину, бросив на водителя суровый взгляд.
- Нисей, ты хотя бы можешь не у самых ворот останавливаться?
- Нет, - коварно улыбнулся парень и захлопнул за ним дверь.
«Это не выносимо! Надо снова поговорить с братом», - подумал Рицка и уставился в окно, чтобы забыться на несколько минут.
Хоть Сеймей и заботится о нём, но его любовь загоняет Рицку в клетку. И с каждым днём в ней становится всё теснее.
***
- Ну, наконец-то эти уроки закончились! – Юико, кружась выпорхнула из дверей школы. – Теперь мы можем пойти на выставку! Юйко так рада, что может пойти вместе с Рицкой-куном!
- Да-да, - вздохнул Яёи, идущий следом, - я тоже рад, что иду с вами.
Последним из здания вышел Рицка, как всегда несколько отстранённый от общего настроения друзей. Не успел и ступить шагу по лестнице, как в уши ударил машинный гудок. Рицка поднял глаза в сторону ворот. Ну конечно. С довольной улыбкой на лице в машине ждал Нисей. Ему, по всей видимости, доставляло удовольствие дразнить Рицку. Мальчик смущённо окинул взглядом округу. Повезло. Всего несколько ребят, собравшихся в школьном сквере, обернулось на звук, а потом и на Рицку. Поджав губы, мальчик быстрым шагом направился к машине.
- Ой, мы поедем! – просияла Юико и, схватив за локоть Яёя, поспешила за Рицкой.
Водитель уже успел покинуть своё место и со слащавой улыбкой на лице распахнуть дверь в салон.
- Издеваешься? – процедил сквозь зубы Рицка.
- Ни в коем случае, - улыбнулся Нисей, - добрый день Юико-сан, Яей-сан.
- Доброго дня! – в один голос улыбнулись друзья.
- Я обязательно поговорю с Сеймеем! – раздосадованный Рицка бросил на сиденье сумку.
- Конечно-конечно, - улыбался брюнет, помогая Юико залезть в машину.

Если выбросить из головы самодовольное лицо Нисея, возникающее за спиной Рицки каждую секунду, то вторая часть дня прошла довольно тихо. Лабиринт галереи заманивал в себя, отрывал от обыденной жизни, давая на время забыться в рисованных сюжетах чьих-то судеб. Рицка с видом знатока всматривался в работы, Юико как бабочка порхала от одного цветка к другому, особо не вдумываясь в их природу, а Яёй как верная тень следовал за ней. Потом был лёгкий обед в кафе и несколько минут свободы на свежем воздухе парка. Затем дверца машины снова захлопнулась, возвращая Рицку в его привычную клетку.
***
Настойчивый стук в дверь.
- Войдите, - раскинувшись на кресле, Сеймей читал какие-то документы.
- Сеймея, это я, - Рицка выплыл из-за двери.
- Прекрасно знаю, - не поднимая головы, ответил Сеймей, - молодец, что научился стучать.
- Я всегда стучу, - слегка возмутился Рицка.
- Но заходишь, не дожидаясь разрешения. Какой тогда в этом смысл?
- Сеймей, ну я же твой брат!
- Я в курсе.
Рицка обиженно фыркнул и подошёл к столу. Взгляд нечаянно упал на лампу. Вернее на то, что было рядом с ней. Всё та же чёрная коробка, но только теперь кукла была не внутри, а сидела на её краешке, уперев ступни на стол. Он уже и забыл о существовании этой куклы, поэтому столкнувшись с ней снова, почувствовал нечто странное, как и вчера.
- Что ты хотел? – Сеймей не отрывался от бумаг.
- А? – Рицка вздрогнул, словно был секунду назад не здесь. – Разве коллекционные куклы не должны храниться в специальных коробках, чтобы влажность, пыль и солнечный свет не испортили материалы, из которых..
Сеймей опустил бумаги и озадаченно воззрился на брата. Из головы вылетело.
- Я достал, чтобы проверить, не подделка ли, - выкрутился парень, - забыл убрать.
- Я могу… - Рицка потянулся рукой к кукле.
- Нет, - отрезал Сеймей, мальчик вздохнул и опустил руку, – так зачем ты пришёл?
- Ах, да, - Рицка всё ещё смотрел на куклу, - я хотел попросить тебя насчёт Нисея…
- Кажется, мы уже разговаривали на эту тему и не раз.
- Сеймей, но я же не маленький ребёнок! На меня и так все косо смотрят. За столько лет ничего не случилось! – Рицка упёрся ладонями в край стола и умоляюще смотрел на брата, - Ну хотя бы то в школу, могу я сам ходить? Ну, пожалуйста!
- Нет, Рицка, и не проси, - словно тема была давно закрыта, Сеймей снова взялся за документы.
- Ты совершенно бесчувственный! – выпалил мальчик, Сеймей удивлённо взглянул на него поверх бумаг. Рицка поймал его взгляд и осёкся. Не стоило так говорить. Чтобы Сеймей не делал, всё было обращено во благо Рицки, даже собственная жизнь.
- Извини, - Рицка опустил глаза. Шуршание листов, мягкий звук колёсиков кресла по ковру. Заботливые руки, тёплые объятия. Рицка ткнулся носом в грудь брата, который возник рядом с ним.
- Ладно, в школу будешь ходить пешком, - Сеймей положил подбородок на макушку Рицки. Мальчик улыбнулся и крепко обхватил его руками.
- Но с Нисеем, - тут же добавил он и почувствовал, как хватка Рицки ослабла. Сеймей улыбнулся и сам прижал к себе мальчика, - какой ты у меня ещё маленький и капризный.
- Вот ещё, - пробубнил Рицка.
- Сегодня то соизволишь поесть со мной? – Сеймей погладил брата по волосам.
- Соизволю, - всё так же ответил Рицка.
- Вот и хорошо. Рин-сан расстраивается, когда ты не ешь её стряпню.
***
- Можно? – слащавый голос вместо стука.
- Заходи, - серьёзный голос в ответ.
Сеймей не успел и глаз поднять, как брюнет уже стоял у стола.
- Не перестаю удивляться твоей кошачьей ловкости, - ухмыльнулся Сеймей.
- Что хотел? – зелёные глаза, как тонкие иглы впились в собеседника.
- Насчёт Рицки. Ты его раздражаешь.
- Удивил.
- Нисей, я по-хорошему прошу тебя вести с ним подобающе, - суровый взгляд Сеймея.
- Я не нянька, - улыбка сошла с лица брюнета, - дети – не моя специализация.
- Его безопасность – твоя специализация.
Нисей фыркнул и отвёл глаза в сторону.
- Я плачу тебе, так будь добр…
- Кажется, за все эти годы с него и волос не упал, - перебил Нисей.
- И надеюсь, не упадёт, - Сеймей поднялся с кресла, - я знаю, что ты хочешь мне сказать. Но ты мне нужен здесь, в доме, с Рицкой.
- Не думал, что сам в большой опасности? – глаза Нисея бегали по комнате в попытке найти объект для исследования.
- Как видишь, жив. Ребята стараются. – Сеймей встал рядом, чуть облокотившись о стол. – Конечно, до тебя им…
- Так вот она? – перебил Нисей.
- Что? Ааа, - Сеймей увидел, куда был направлен взгляд парня, - да.
- Интересно. И как?
- Ещё не пробовал. Привезли вчера утром.
- И сколько он с тебя взял?
- Прилично. Плюс, теперь он под нашей опекой.
- Вот как, - Нисей задумчиво улыбнулся.
- Ревнуешь?
- Ещё чего. Это же просто кукла.
Осень вовсю шептала о себе. Жёлтыми листьями, хмурыми тучами, бледным солнечным диском. Аояги-старший стоял у окна, заложив руки за спину, и по-хозяйски осматривал свои владения. Поначалу он смог позволить себе купить только одноэтажный домик. Но потом дела пошли в гору благодаря его хватке и настойчивости. К дому был пристроен второй этаж, потом гараж и куча подвалов. Несколько тёмных коридоров подземки были пристроены ещё чуть позже, но об их существовании и куда они вели, знал только он сам и Нисей. Когда Сеймей перестал быть чьей-то шахматной фигурой на доске, а сам стал вести партии, то выкупил соседний дом, снёс и на его месте воздвиг прекрасный сад и беседки. По просьбе маленького Рицки, сад был засажен клёнами.
Сеймей улыбнулся. Когда Рицка был маленьким, они часто сгребали кленовые листья в одну кучу и прыгали в ней, беззаботно и весело. Как же дети быстро растут.
Внизу хлопнула дверь, и на террасе возникла фигура Рицки. Его нахмуренные брови можно было заметить даже с высоты второго этажа. Он быстрыми шагами устремился к воротам. Изящной тенью за ним следовал Нисей. Его лукавую ухмылку тоже нельзя было не заметить. У самых ворот брюнет повернулся в сторону дома и улыбнулся фигуре за стеклом. Сеймей вздохнул и отошёл от окна.
- Дьявол Акаме.
Дьявол, не иначе. Так о нём говорили и шептались, боялись посмотреть в глаза, напрягались и потели в его присутствии. Сеймей сам невольно вздрогнул, когда встретился с ним впервые. Высокий жгучий брюнет с ядовитой зеленью в глазах. Он смотрел и прожигал насквозь, улыбался, и твоя душа леденела, склонял голову на бок – останавливалось сердце.

***
- А ты смелый, - руки в карманах, спина к стене, взгляд сквозь душу.
- Этого хватит? – Сеймей уронил на кофейный столик сумку, набитую купюрами.
Брюнет у стены чуть покосился.
- И откуда у Аояги Сеймея столько денег? – язвительная ухмылка.
- Будет больше, если согласишься, - ледяное спокойствие в ответ.
- Я сам по себе. Мне не нужны твои подачки.
- В два раза больше каждый месяц, постоянный кров, еда, одежда, машины, девуш.. – Сеймей не договорил. Нисей в секунду оказался рядом, прижав того к стене. К горлу прикоснулось холодное лезвие.
- Мне не нужны девушки, - в глазах Акаме горело ледяное пламя. Сеймей чуть сглотнул, металл впивался в кожу.
- А что тебе нужно? – не смотря на опасность положения, Сеймей не изменил уверенности в голосе.
Лезвие ножа чуть поползло в сторону, оставляя на шее тонкий порез. Неприятное тянущее чувство, Сеймей вздрогнул. Нисей хищно улыбнулся и убрал нож. Мгновенно на порезе вспухли капли крови. Мужчина наклонился и жадно слизал их.
- Кровь, - прошептал он на ухо Сеймею.
- Сколько пожелаешь, - улыбнулся тот.

***

Страшный человек. Но надёжный. Раньше Сеймей мог верить только себе, но сейчас всё изменилось. Акаме не нужны были деньги, недвижимость, акции, вообще что-либо материальное. Он любил блеск металла, изящные впадины оружия, его свист, а так же цвет и запах крови. Ничто так его не возбуждало, как эта прекрасная субстанция. Горячая, вязкая, с тем же вкусом металла, что и лезвие, выпускающее её на свободу. Даже в постели, Нисей не выпускал ножа из рук, выводя тонкие красные полоски на коже партнёра. За возможность видеть, чувствовать и выпускать эту «валюту» Нисей и служил.
«- Твоя кровь – только моя, - улыбался Акаме, высасывая капельки из очередного пореза на спине Сеймея, - больше никто не смеет её ронять. Я никому не позволю».

***
- Добрый вечер, Аояги-сан, - низкий и мягкий голос в трубке телефона.
- Добрый, - ухмыляется Сеймей.
- Значит, решили погулять в чужом саду?
- А разве гулять запрещается?
- Гулять – нет, но вот желать прихватить с собой что-нибудь чужое уже смахивает на воровство.
- Ничего того, что бы не было моим, я не беру.
- Так и думал.
- Это всё, что вы хотели?
- Да, пожалуй. Ну, разве только поздравить вашего брата с первым юбилеем. Десять лет всё-таки. Хотя, знаете ли, это ведь ещё так мало. Совсем мало.
Сеймей вскочил с кресла. Телефонный провод задел кофейную чашку, она перевернулась, и коричневая вода начала покрывать собой стол и всё, что попадалось на пути.
- Только тронь, - зло процедил Сеймей.
- Что вы, что вы, Аояги-сан! Как вы могли подумать! – кривая усмешка на другом конце провода. – Я желаю Аояги-младшему долгих и счастливых лет жизни. Я думаю, вы позаботитесь об этом…


- Можно? – Акаме никогда не стучался, предупреждая о себе лишь голосом.
-Да, – Аояги сидел на кресле, сжимая в руках телефонную трубку, из которой доносились короткие гудки. Брюнет зашёл в комнату и уже через секунду стоял перед хозяином. Разбросанные по столу бумаги были в коричневых водяных разводах, с одного края падали редкие капли на пол, где уже созрела приличная лужица.
- Зачем звал? – привычно деловитым тоном произнёс Нисей.
- Рицка, - Сеймей был всё так же отрешён. С непониманием в глазах, Нисей обогнул стол, поднял чашку, вытащил из рук Сеймея трубку и положил на место.
- С этого дня будешь охранять Рицку, - глаза Сеймея наконец-то поднялись на брюнета. Неуверенность и сомнения. Акаме приоткрыл рот, но Сеймей сделал грозное лицо и повторил:
- С этого дня будешь охранять Рицку.
- Хорошо.
***

Не разжимая рук, Сеймей вальяжно прошёлся по комнате и остановился перед рабочим столом. Кукольная фигурка всё ещё сидела на краю коробки, маленькая и безжизненная, за исключением глаз, которые, казалось, смотрели на тебя, в какой бы части комнаты ты не стоял.
- Встань, - приказал Сеймей, глядя на куклу, а затем направился к двери, чтобы запереть замок. Конечно, Рин не зайдёт к нему с утра или даже днём, чтобы убрать комнату, однако, осторожность не помешает.
За спиной послышалось шуршание, приглушённый треск и хруст. Аояги обернулся.
У стола, чуть склонив вниз голову, стоял высокий светловолосый мужчина. Он был в той же самой одежде, что и кукла до этого. Несколько секунд замешательства, затем Сеймей расплылся в восхищённой улыбке и решился подойти.
Мужчина оказался чуть выше самого Аояги, крепкого телосложения, широк в плечах. Он в идеале повторял куклу, до мельчайших подробностей. И был также несравненно прекрасен.
- Ммм, - довольно промычал Сеймей, обходя мужчину, - даже Нисей бы позавидовал. Раздевайся.
Ничего не ответив, блондин покорно начал снимать с себя одежду. Сеймей улыбнулся ещё раз, разглядывая текстуру мышц и в целом всё его тело. Когда мужчина полностью оказался обнажён, Сеймей скомандовал:
- Повернись.
И снова покорно, без слов, мужчина развернулся к своему хозяину. Аояги подошёл к нему чуть ближе, осматривая каждый сантиметр и пробегаясь пальцами по мягкой коже.
- Восхитительно, - Сеймей наклонился, вдыхая аромат тела, - даже запах.
Аояги выпрямился и посмотрел в глаза мужчины. Никакой ярости, огня, злости, ненависти, более того – ни бренного покорства, собачей преданности, ни чего похожего. Ничего. Совершенно спокойные и пустые глаза. Сквозь Сеймея, сквозь пространство, сквозь всё. Сеймей раздосадовано выдохнул. Его рука в мгновение опустилась в задний карман, а через секунду небольшой нож распахнулся в воздухе. Он приложил его лезвие к щеке мужчины, наблюдая за его реакцией.
Ничего.
Сеймей перестал улыбаться и, надавив, сдвинул лезвие. Мягкая кожа лопнула. По щеке заструилась алая кровь. Она побежала тонким ручьём, устремившись к подбородку. Несколько капель упали на грудь мужчины.
Его глаза, преисполненные мирной пустоты, всё так же продолжали смотреть на Сеймея. Тот ухмыльнулся, отнял нож и вытер его и грудь мужчины.
- Одевайся.
Как по заказу зазвонил телефон. Сеймей щёлкнул ножом и убрал его в карман.
- Слушаю, - приземлившись в кресло, бросил Аояги в трубку.
- Ну и как? – мягкий, отрешённый от мирских забот голос, произнёс на том конце.
- Как вы узнали? – удивился Сеймей, изменив голос на более вежливый.
- Сложно объяснить. Я просто чувствую, - улыбнулись на том конце.
- Пока я оценил лишь внешность, - Аояги положил на стоящего перед столом мужчину пристальный взгляд, - надеюсь, начинка меня не разочарует.
- Обижаете, - вздохнули на том конце.
- Нет, нет, Минами-сан, я вовсе не хотел вас обижать, - Сеймей поправился в кресле, - это была, скорее, констатация факта.
- Обращайтесь с ним бережно, Аояги-сан, - снова улыбнулись на том конце, - и не забудьте купить сигарет.
- Непременно, - улыбнулся в ответ Сеймей, прежде чем услышать в ухе короткие гудки. А затем прыснул в сторону, - самовлюблённый старикан.
- Я теперь твой хозяин, - сурово произнёс Сеймей, обращаясь к блондину, - и мне решать, как с тобой обращаться. Ты мой слуга, и будешь делать всё, что прикажу. Кажется, твой создатель окрестил тебя Соби Агацума. Что ж, пожалуй, это единственное, что останется прежним.

***
- Ужин! – улыбнулась девушка, поставив перед Рицкой дымящуюся тарелку.
- А где Сеймей? – мальчик удивлённо покосился на пустое место за столом, где обычно сидел брат. Девушка озадаченно развела руками.
- Он уехал по срочному делу, - Нисей возник так же неожиданно, как и всегда. Рицка чуть не выронил из рук приборы.
- Нисей, вы поужинаете с нами? – улыбнулась девушка.
- Нет, я не голоден, - мужчина присел за соседний от Рицки стул, - но вот от чая не откажусь.
Рицка нахмурил брови, но промолчал, предпочитая бессмысленным пререканиям с Нисеем еду.
- Он просил, чтобы я тебе об этом сообщил, - продолжал Нисей.
- Спасибо за любезность, - ковыряя палочками в тарелке, бросил Рицка. Нисей ухмыльнулся.
Сеймей довольно таки часто ездил по делам, в том числе и в позднее время суток. Рицка привык к подобным вещам, стараясь не думать о том, чем занимается брат, поэтому его расстроило совсем другое. Вчера Сеймей пообещал, что поможет Рицке с докладом по экономике. Мальчик и сам бы справился, но брат обещал кроме прочего дать посмотреть свой экономический атлас. Ничего примечательного и интересного для обычного ребёнка, но целый мир для Рицки. Тем более что атлас был сделан на заказ, в жёстком переплёте и в цвете. Раньше, Сеймей не позволял Рицке даже взять его в руки, чем ещё больше разжигал желание и любопытство.

***
- Сам виноват, - буркнул Рицка себе под нос и остановился напротив двери в кабинет брата. В любой другой раз он бы даже не помыслил входить туда в его отсутствие.
Комната встретила Рицку обыденной прохладой и чуть заметным отголоском табачного дыма. «Нисей», - сразу подумал мальчик. Акаме был единственным в доме, кто курил, и кому это позволялось в кабинете брата.
Свет уличных фонарей только слегка дотягивался до окон, поэтому в комнате царил полумрак. Но этого вполне было достаточно, чтобы дойти до книжного шкафа и взять заветную книгу. За несколько последних лет, он выпилил глазами то место, где она лежала. Стеклянная створка мягко подалась в сторону, высвобождая спёртый книжный запах. Лёгкими касаниями по твёрдым переплётам, рука мальчика потянулась к краю третьей полки, и неожиданно замерла, встретив на пути препятствие. Рицка прищурился, чтобы разглядеть. Нечто высокое, прямоугольное. Мальчик аккуратно взял это в руку и преподнес к глазам. Это была тёмная пластиковая коробка, с прозрачной лицевой стенкой.
«Кукла, - осенило Рицку, - вернее, коробка от неё».
И снова странное чувство вспыхнуло в сознании. Рицке захотелось ещё раз увидеть ту куклу, чтобы понять, объяснить необычайное притяжение её глаз.
Мальчик уже начинали привыкать к темноте, однако мелкие детали ещё было трудно рассмотреть. Но Рицка не по разу окинул взглядом каждую полку, прежде чем убедиться, что куклы нигде нет. Уже забыв про атлас, он в порыве любопытства подошёл к рабочему столу Сеймея, но и на нём, нигде бы то ни было рядом, он не смог найти куклу.
- Что ты здесь делаешь? – голос Нисея, как разряд электричества. От неожиданности, Рицка выронил из рук коробку.
- Что хочу, то и делаю, - зашипел Рицка, поднимая упавший предмет, - мой дом.
- Не твой, - коротко заметил Нисей.
- Да как ты?! – мальчик развернулся лицом к мужчине и гневно задышал.
- Тише, - улыбнулся мужчина, взяв из рук мальчика коробку, - я пошутил. Хотя вот эта комната, действительно не твоя. Не думаю, что Сеймей обрадуется, узнав, что ты без разрешения..
- Я понял! – прервал его Рицка и быстрыми шагами вышел за дверь.
Родной и привычный полумрак окутывал Нисея. Он стоял в центре и задумчиво смотрел на коробку.
- Всего лишь кукла, - наконец, изрёк он. Однако его голос был лишён привычной самоуверенности.
Что может быть прекрасней субботнего утра? Ты ощущаешь выходные полной грудью, но ещё любопытный взгляд понедельника не нервирует тебя. Ты можешь расслабиться, побаловать своё уставшее тело лишними часами в мягкой кровати, отключить голову и просто наслаждаться тишиной. Так думают многие. Но не каждый может позволить себе такую роскошь.

Сеймей открыл глаза и в тот же миг погрузился в пучину суровой реальности. За последний месяц в качестве отдыха он мог позволить себе только сон. Да и тот у него вырывали по кусочку, словно желая свести Аояги с ума. Мужчина печально вздохнул и повернулся на бок. Соседняя подушка чуть сдвинута вниз, скомканы простыни. Пусто. Сеймей провёл по подушке ладонью и слегка ухмыльнулся. С тех пор, как Нисей охраняет Рицку, он спит в соседней с ним комнате, а если и заходит к Сеймею, то совсем ненадолго.

«Но Рицка важнее каких-либо удовольствий», - нахмурился Сей и рывком выскользнул из кровати.

***
- Можно?
- Заходи.
В лёгких домашних брюках и свитере, Сеймей растянулся на гостевом диванчике с чашкой кофе. Нисей в лёгком удивлении приподнял бровь и вошёл в кабинет.
- Зачем звал?
- Как там Рицка?
- Нормально. Жив-здоров.. – Нисей вложил руки в карманы.
- Я не об этом, - Сеймей поставил кружку на угловой столик.
- Немного злится, но думаю, если спустишься с ним пообедать, то всё пройдёт, - брюнет облокотился спиной о стену, бросив взгляд на книжный шкаф. За стеклом на третьей полке стояла коробка, с уложенной внутрь куклой.
- А ты? – Сеймей повернулся к мужчине.
- А это имеет значение? – ухмыльнулся Нисей, полоснув Сеймея холодным взглядом. Аояги чуть вздрогнул и отвёл глаза.
- Ну и как он? – поинтересовался Акаме.
- Кто?
- Он, - брюнет кивнул в сторону книжного шкафа.
- Хочешь посмотреть?
- Не мешало бы знать, кто прикрывает твою спину, - холодно заметил Акаме.
- Ты так обо мне печёшься, что мне становится страшно, а не влюбился ли ты, - улыбаясь, Сеймей поднялся с места, чтобы достать куклу.
- Что за чушь. Просто мёртвый, ты уже не сможешь мне платить. – Нисей наблюдал за действиями Аояги. Отодвинув створку шкафа, Сеймей извлёк коробку с куклой. Аккуратно извлёк её и опустил на пол.
- Встань, - скомандовал он, и в тот же миг кукла начала меняться. Со звуками, напоминающими хруст костей и сухожилий, маленькая фигурка стала раздаваться в высоту и ширь, наконец, обернувшись взрослым мужчиной. Нисей поднял на него испытующий взгляд.
- Можешь осмотреть его, он не кусается, - улыбнулся Сеймей и вновь бухнулся на диванчик.
- Я знаю только один способ, - прошептал брюнет, в один шаг оказавшись рядом с блондином и замахнувшись правой рукой, в которой неизвестно когда появился нож. Взмах.

Мимо.

Блондин грациозно подался в сторону, пропуская атаку, и в тот же миг извернулся, схватив руку с ножом за запястье. Нисей ядовито ухмыльнулся, левая ладонь, не хуже любого холодного оружия устремилась в область поясницы противника.
Перехват. Блондин чуть крутанулся, выпуская руку с ножом, но блокируя удар левой. И снова стремительный взмах лезвия. Уход от удара. Стремительный выпад ногой. Отскок. Замах. Выпад. Уход от удара. Блок. Взмах. Удар. Разворот. Захват. Уклон…

Это было изумительное представление. Сеймей пожалел, что запретил камеры видеонаблюдения в своём кабинете. Он бы любовался этой сценой снова и снова. Этой схваткой двух совершенных созданий. Порочного демона и чистого ангела, равных по силе, но таких совершенно не похожих друг на друга. Совершенно иной уровень, неподвластный пониманию бренного человека. Они не дерутся, они танцуют по вымеренным линиям и окружностям, точно и дерзко, опасно и тонко. Ничего лишнего: ни вздоха, ни слова, ни неряшливого движения. Только глаза и желание.

У одного – победить, у другого – не проиграть.

- Хватит! – голос Сеймея прозвенел набатом, и оба бойца замерли. Нисей лукаво улыбнулся и отстранился от блондина, взмахнул рукой и приложил лезвие ножа к губам. По самому краю металла очертилась красная линия.
- Мои опасения были напрасны, - улыбнулся Акаме и слизал с лезвия кровь, - какая необычная на вкус.
Кофе в чашке уж остыл, но Сеймей не заметил. Где-то далеко, в одной из вселенных своего сознания он о чём-то рассуждал сам с собой, глуповато улыбаясь. Он заметил на ноже Нисея кровь и перевёл взгляд на блондина. Снова этот непринуждённый, далёкий от реальности взгляд сквозь хозяина. Раздражает. Сеймей пробежался по его телу и заметил лёгкий порез на плече.
- Значит, достал? – переведя взгляд на Нисея, спросил он.
- Ты так говоришь, будто сомневаешься в моих способностях, - Акаме убрал нож и вернул руки в карманы.
- Нисколько. Просто ты – всего лишь человек, а он…
Сеймей не договорил, потому как огромная тёмная фигура Нисея зависла над ним, припечатывая взглядом к земле. Опасный зелёный оскал. Он хотел преобразиться ещё во что-то более опасное, но был в секунду остановлен. Акаме ухмыльнулся.
Блондин стоял за его спиной, одним крепким захватом блокируя все движения рук Акаме. Сеймей облизнул губы и довольно улыбнулся.
- Ладно, я понял. Пусть отпустит, - сдался Нисей.
- Отпусти его, Соби. Этот человек мне не угроза. И ты, кстати, ничего не понял, - вздохнул Аояги, распрямляясь на диване, после того, как оба бойца разомкнулись, - Я не собирался оставлять его себе.
Недоумение выразилось на лице Нисея. Предугадывая вопросы, Сеймей продолжал:
- У Рицки скоро день рождения. Я собирался подарить куклу ему. А ты бы вернулся к своим привычным обязанностям.
- Думаешь из него, - Акаме покосился на стоящего в стороне блондина, - нянька выйдет лучше?
- Не знаю. Но с ним не нужно спорить. Он просто выполняет приказы. Молча.
- На что ты намекаешь? – возмутился Нисей.
- Ни на что, - улыбнулся Аояги.

***
- Приятного аппетита! – улыбнулся Сеймей и разомкнул палочки.
- Приятного, - буркнул Рицка.
- А ты почему не обедаешь, Рин-сан? – голос Сеймея был непринуждённым и милым.
- Нахваталась во время готовки, - улыбнулась девушка и поставила на стол поднос с чашками, - дурная привычка, но никак не отучусь. Да и как-то неудобно…
- Перестань, - Аояги старший был просто само дружелюбие, - я уже говорил, что отношусь к тебе и Нисею, как к части нашей маленькой семьи. Бросала бы уже свои глупости. Верно, я говорю, Рицка?
Мальчик исподлобья посмотрел на брата и ничего не ответил.
- Ну, Рицка, ты что, всё ещё злишься? – Сеймей состроил жалостливое лицо. – Ну, прости. Прости, что не оправдал твоих ожиданий, бросил тебя одного, вместо того, чтобы плюнуть на обязанности, на работу, которая кормит нас, Рин-сан, Нисея, садовников, людей, которые оказывают нам различные услуги, в том числе и по поиску различных редких изданий, что ты так любишь читать,..
- Прекрати, я понял! – Рицка виновато закусил губу и уставился в тарелку. Это было невероятным, но в любой ситуации Сеймей всегда выходил победителем. Даже если не прав, он изворачивал ситуацию так, что Рицке даже нечего было возразить. Хотя если задуматься, Рицка тоже часто поступал эгоистично, забывая о том, что только благодаря Сеймею он имеет настоящее таким, какое оно есть. И пусть это клетка, но пока что это лучше, чем совсем ничего. Но только пока.
- Слушай, Рицка, - обыденный, чуть немного строгий голос вернулся к Сеймею, - помнишь куклу, что ты видел у меня в кабинете?
- Ну, помню, и что? – перемены в голосе совсем не удивляли Рицку. Сеймей ещё та лиса.
- Она тебе понравилась?
- Ты шутишь? – Рицка удивлённо посмотрел на брата. – Я ж не девчонка, чтоб в куклы играть.
- А что, по-твоему, в куклы только играют?
- Нет. Но.., - мальчик замялся, - что это вообще за странные вопросы?
- Это очень дорогая коллекционная кукла. Она в своём роде уникальна. Вообще, я купил её для тебя.
- Для меня? – ещё больше удивился Рицка.
- Да, у тебя же скоро день рождения. Хотел придержать до этого дня, но ты всё равно уже увидел, - Сеймей удручённо развёл руками, - хотя, вот если бы умел стучаться в дверь, как положено, возможно, сюрприз бы получился.
- Сей?
- А?
- Зачем мне кукла?
- Она тебе понравится, - загадочно улыбнулся Сеймей.

***
- Так, - вздохнул Рицка и положил коробку с куклой на свой стол, - и что мне с тобой делать?

Точёная маленькая фигурка смотрела на Рицку сквозь стеклянную перегородку. И даже несмотря на это, мальчик словно чувствовал, как этот взгляд проникает в его душу. Странно, очень загадочно, манит и притягивает. Тяжёлой пустотой, обречённостью и грустью.

А ещё одиночеством.

Рицка сел на пол, сложил руки крестом на краю стола и положил на них голову. Смотрел на куклу и терялся в себе. Словно видел себя в отражении этих светлых глаз.

- Глупость, - спрятал лицо и тяжело вздохнул.

Сеймей сказал, что Рицка может взять куклу себе уже сегодня. Но при этом пообещал, что это не весь подарок, и оставшаяся его часть будет на день рождения. Через две недели.

День рождения. Рицка плохо помнил детство, когда в нём ещё была его мать. Точно это было что-то тёплое и светлое, радостное и приятное. Среди этих воспоминаний закралось и день рождение в шариках и конфетти, с улыбками и подарками…

Поэтому Рицка не любил дни рождения. И вообще все праздники. Они завязывались на другом прошлом, тянули его в эти воспоминания, заставляли жалеть себя и думать, как бы всё было, если бы… От этого становилось дурно. Он любил брата, но ненавидел его опеку. С Сеймеем он чувствовал себя ещё более беспомощным и слабым, словно очередным сувениром на книжной полке в его кабинете. Было бы всё так, живи с ними мама? Быть может, всё обернулось бы иначе.

Быть может, у него бы был брат, а не опекун. Быть может, он бы жил, а не существовал. Быть может, он бы не страдал от одиночества.

- Тебе, наверное, тоже одиноко, - мальчик повернул голову и одним глазом посмотрел на куклу, - всегда один. Всегда в этой коробке. На тебя любуются, но ты ничего не можешь сделать. Тебя любят, восхищаются, а ты только и можешь – смотреть на них с тоской. Ни шелохнуться, ни ступить шагу без их ведома. Ааааа… что я несу? Разговариваю с куклой. Совсем сошёл с ума.

Рицка поднялся на ноги и окинул взглядом комнату.
- Куда же тебя поставить?

Места было много. Комната Рицки была очень просторна, с огромным окном на всю высоту стены. Ничего лишнего из мебели: кровать, стол, книжные полки, комод для одежды, напольный светильник в виде большого шара и кресло-мешок у окна. Сиренево-серая в геометрические полосы разной ширины стена, несколько картин и фотографий в гармоничном беспорядке на ней, настенные светильники. Мягкий серый ковёр на полу, у окна рядом с лампой цветок с большими листьями (по просьбе Рин-сан), и как всегда две-три книжки и ноутбук в такой же беспорядочной гармонии.

- Оставлю на столе, - после долгих раздумий, заключил Рицка и упал на кровать. Несколько минут тишины и бездействия, после чего Рицка резко сел.
- Нет, так не пойдёт, - вздохнул он и направился к столу. Аккуратно сняв крышку с коробки, он извлёк куклу. Ещё раз удивился её необычайной красоте и той детализацией, с которой она была выполнена. Словно и не кукла, а маленький настоящий человек. – Наверное, поэтому ты и такая ценная.
Рицка положил коробку плашмя и, аккуратно согнув куклу в коленях, усадил её поверх. Ровно так же, как она сидела несколько дней назад в кабинете Сеймея. Развернув куклу лицом ко всей комнате, мальчик довольно покачал головой и вернулся на кровать.

«Интересно, что ты ещё задумал, Сей?» - была его последняя мысль, прежде чем он уснул.
- Спит?
- Да.
- Закрой дверь.

Мягкий щелчок замка. Настольная лампа повёрнута в сторону, чтобы не слепить глаз. На столе как всегда хаос и кофе. Аояги, скрестив пальцы, о чём-то глубоко задумался. Нисей прокрался к столу и, чуть присев на краешек, достал сигареты. Щелчок в тишине, огонёк во тьме. Дым побежал по комнате.

Телефонный звонок.

- Слушаю, - Сеймей не сводил взгляда с оранжевой точки около губ Акаме.
- Чист, - произнесли в трубку.
- Ты уверен? – пальцы пробежались по контуру кофейной чашки.
- Три дня полной слежки. Я могу рассказать тебе, какие он песни в туалете поёт.
- Верю, снимайтесь, – несколько разочаровано произнёс Сеймей, в то время как Нисей чему-то улыбнулся.
- Что дальше?
- Жди, я позвоню, - сбросил вызов.

Глубокий затяг и новая порция дыма. Акаме прогнулся назад и почти лёг на стол.
- А я тебе говорил, - улыбнулся он, - этот Энзо нас за нос водит.
Сеймей задумчиво вздохнул и крутанул в пальцах сотовый.
- Теперь придётся всё сначала начинать, искать новые зацепки, - продолжал Нисей, - или можно пустить ложный слух, или…
- Помолчи, - шикнул Сеймей и быстрыми движениями пальцев набрал чей-то номер. Через три гудка в трубке раздался приятный женский голос.
- Добрый вечер, Аояги-сан.
- Добрый вечер, Камиру.
- Чем могу быть полезна?
- Как твои дела? Полиция больше не досаждает?
- Нет, они замяли последний случай. Спасибо вам, Аояги-сан.
- Не стоит. Камиру, мне нужны ушки и глазки твоих девочек.
- Что именно искать?
- Всё, что найдёшь. Полагаюсь на тебя.
- Кому-то перешли дорогу, Аояги-сан? – улыбнулась девушка.
- У нас крохотный мир, Камиру, мы каждый день переходим чьи-то дороги, - улыбнулся в ответ Сеймей, - удачной охоты. Я позвоню.
Снова сбросил. Акаме потушил сигарету в маленькой пепельнице и ухмыльнулся.
- Доверять проституткам, – как низко, Сей.
- К твоему сведению, падшие женщины более преданные и мудрые создания. Они не падают, чтобы хвататься за чьи-то шеи и душить, они уже внизу. А ещё они по-настоящему благодарны, когда выручаешь их из неприятностей. Тогда они готовы на что угодно ради тебя. – Сеймей поднялся с кресла и зашагал в сторону двери. - Идём, вечер только начался.
- Боюсь даже представить, сколько ты для них сделал, раз они тебя боготворят, - ухмыльнулся Нисей, идя следом.
- Не заблуждайся, Нисей, - Сеймей остановился в дверном проёме и, улыбнувшись, прошептал, - они преданы, пока ты их кормишь.

***
Дом был окутан тьмой, и лишь уличные фонари освещали террасу и дорожку к воротам. Слегка притворив дверь чёрного хода на кухне, Сеймей в сопровождении своего охранника вынырнул на улицу. Быстрыми шагами они пересекли задний двор и направились к хозяйственному домику. Отворив тяжёлую деревянную дверь, они оказались в прохладном помещении, где хранилось различное хозяйственное оборудование и прочее. Дойдя до конца этой комнаты, они скрылись за дверью, которая вела в подвал. Ещё минут пять вниз по длинной извилистой лестнице, несколько петель коридора, ещё пара дверей и, наконец, они оказались в низком сыром помещении. Сеймей остановился у входа, Акаме чиркнул зажигалкой и поджёг маленькую керосинку на стене. Тусклый свет коснулся периметра комнаты, выделив в её пустоте две высокие фигуры у входа и ещё одну, лежащую на полу.

- Эй, просыпайся, - брезгливо крикнул Сеймей. Лежащий на полу человек не шелохнулся.
- Ты совершенно не умеешь разговаривать с людьми, - Акаме иронично развёл руками и подошёл к лежащему, - Вот смотри, как надо!
Один короткий, но очень точный удар ноги Акаме отправил в бок мужчине. Человек дёрнулся и глухо застонал.
- Перестань, - нахмурил брови Сеймей, - ты уже отбил ему всё, что можно в прошлый раз. Я удивлён, что он ещё жив. Хотя, на его месте я очень был бы этим расстроен. Эй, Энзо!

Акаме схватил несчастного за волосы и одним рывком оторвал от земли. Вязкие нити крови и слюней потянулись от пола к его лицу.

- Какая мерзость, Нисей, - с отвращением повёл носом Аояги, - что ты с ним делал?
- Ничего такого. Ты просил, чтобы он ещё дышал. Посмотри – он дышит, - Акаме злобно улыбнулся. Сеймей устало вздохнул и чуть приблизился к несчастному. Лицо мужчины было покрыто корками засохшей крови и тёмными пятнами синяков, от него смердило, а вся одежда была изодрана и тоже в крови
.
- Энзо, друг мой, - Аогяи чуть присел перед мужчиной, - скажи мне одну вещь – зачем ты нам соврал? Я проверил Накано. И знаешь что? Он чист. Он верно служит своему хозяину, но в мои дела нос не совал. И утечка информации прошла через кого-то другого. Через того, чью задницу ты прикрываешь, Энзо.

Мужчина чуть вздрогнул и тяжело задышал, отчего Нисей ухмыльнулся в сторону.

- Я даю тебе последний шанс, Энзо. Скажи мне, кто это сделал, и ты умрешь быстро, а твоё тело похоронят с честью, – Сеймей пристально посмотрел в заплывшие кровью глаза мужчины, - или тебя не найдут никогда.

Мужчина снова дёрнулся и застонал. Его пересохшие губы треснули, и маленькие капли крови стали смешиваться с пузырьками слюны.

- Так ты мне что-нибудь ответишь, Энзо? – Сеймей зло посмотрел на мужчину. Тот снова зашевелился и едва слышно промямлил:
- С-сто..хни ссу..ка..
- Убери эту мразь, - Сеймей резко выпрямился и зашагал к выходу.
- Как прикажешь, - улыбнулся Нисей и облизал губы, следующим движением впечатывая голову мужчины в пол. Послышался треск костей и приглушённый вопль человека. Сеймей тяжело вздохнул и зашагал прочь.

Всё время, пока он шёл до лестницы, были слышны крики. Когда его нога переступила первые пять ступеней, воцарилась тишина. Аояги извлёк из кармана телефон и набрал чей-то номер.
- Слушаю, - ответили на том конце.
- Рико, мне нужен уборщик.
- Сейчас буду, Аояги-сан.

***
Первое, что поспешил сделать Сеймей, когда вернулся в дом – принять душ. Смыть с себя запах подвальной гнили и смерти. В отличие от Нисея он не питал к насилию никаких радостных чувств. Это была часть его жизни, но, пожалуй, не самая лучшая. Для достижения многих целей, ещё в самом начале приходилось идти по головам. Но потом, когда мир начал понемногу кружиться по его правилам, этого стало недостаточно. И чтобы сохранить и укрепить свою позицию, защитить то, что дорого, пришлось пролить кровь. И не раз. В первый раз это далось тяжело, но теперь, спустя много лет, чья-то прерванная жизнь – была обыденным завершением дня.

Завернувшись в мягкий халат, осторожно ступая босыми ногами по доскам, Сеймей шёл по коридору. Мягко повернув ручку, он открыл дверь и протиснулся в комнату. Сделал несколько шагов и очутился рядом с кроватью, где спал Рицка. В одежде, свернулся клубочком поверх одеяла и мирно спал. Сеймей умилённо вздохнул и наклонился над Рицкой. Аккуратно, чтобы не сильно разбудить его, он начал раздевать мальчика. Рицка несколько раз приоткрывал глаза, что-то шептал сквозь сон, и вновь в него проваливался. Осторожно обхватив мальчика, Сеймей приподнял его, сдёрнул одеяло и уложил Рицку, головой на подушку. Накрыл одеялом и слегка поцеловал в щёку. Рицка снова что-то прошептал и уткнулся носом в подушку.

- Спи сладко, мой дорогой Рицка, - улыбнулся Сеймей и повернулся, чтобы уйти, но заметил на столе куклу. Вмиг посерьёзнел и сурово произнёс, - стереги его сон.

***
Войдя обратно в свою комнату, Сеймей резко остановился. Носа коснулся знакомый аромат. Сигареты и кровь.

- Я ждал тебя, - Нисей возник из тьмы за его спиной. Прижался всем телом и приставил к горлу нож.
- Я тоже, - ответил Сеймей.
Чиркнуло лезвие. Тонкая красная нить украсила шею. Акаме резким движением развернул Сеймея к себе лицом и впился в его кровоточащую кожу.
- Сколько просить - не трогай шею… - прошептал Сеймей, чувствуя, как ноги онемевают на холодном полу и подкашиваются, от сладкого прикосновения.
- Я забылся, прости, - Нисей оторвался от шеи и размазал языком кровь по губам, - смерть сносит башню.

Одним сильным движением Акаме толкнул Сеймея, и тот упал на кровать. Небрежно стянув с себя тонкий свитер, он обнажил грудь. Зазвенела пряжка ремня. В лунном свете со взъерошенными волосами, с диким блеском глаз и похотливой улыбкой он походил на сущего дьявола, жаждущего не просто чьего-то тела, но и души.
Нисей завис над Сеймеем и в несколько резких движений распахнул полы халата. Полностью обнажённое тело уже ждало и жаждало его. Брюнет жадно облизнулся и припал губами к бледной коже. Сеймей прикусил губу, сдерживая стон.

- Не надо, не надо, мой сладкий, - шептал Акаме, пробегая лёгкими касаниями губ по стройному торсу, - не держись, стенай, я хочу услышать твой жалобный голос.

А держаться было действительно сложно. Волны возбуждения гуляли по телу, наливая кровью и желанием плоть. Горело внутри, полыхало снаружи. Глаза затмевал туман вожделения и только губы упрямо сжимались, не позволяя последней капле гордости покинуть его. А Нисей играл. Тонко настраивал струны своего инструмента, ласкал его изящный корпус, топил в поцелуях тонкую шею, задевал дыханием бусины сосков, вминал пальцы в нежную кожу, тёрся своим горячим телом и жарко дышал. И каждую секунду довольно улыбался и вдыхал аромат трепещущего под ним тела, потому что он знал, что этот тонкий инструмент скоро заиграет.

Прокладывая дорожку из скользких поцелуев от ключицы к подбородку, Нисей, наконец, оказался так близко и рядом, чтобы заглянуть в томящиеся глаза. Улыбка. Дьявольская. Жадная. Этот хищный оскал. Сеймей начал задыхаться. Он вдруг почувствовал, как уверенная рука скользит вниз, касается лобка, перебирает пальцами нежную кожу, обнимает её крепкими пальцами, дразнит лёгким скольжением, вверх-вниз, вверх-вниз…
Акаме накрыл своими губы Сеймея, впился в их разбухшую плоть, заставляя разомкнуться. Пала последняя преграда, и по комнате разнёсся сладкий стон. Как сигнал, как этюд перед долгой пьесой.

- О, да. Вот так мне нравится больше, - Акаме самовлюблённо улыбается и бросается на свою жертву.

Жарко. Сильно. Властно. Оплетая своими руками, растворяя дыханием, дурманя поцелуями, укачивая телом. Томные стоны, прерывистое дыхание, шуршание простыней. Полумрак комнаты, тонкий лунный луч. Два опьяненных друг другом тела, что так неистово желают слиться в одно.

@темы: фанфик, особое и нечто иное, лавлесс